Category: корабли

Category was added automatically. Read all entries about "корабли".

Хто здесь?!

Изначально журнал заводился только для возможности общения в комментариях. Поэтому первые 5 лет в нем было как до сотворения мира - безвидно и пусто. Однако потом втайне от санитаров я решил покорить мир события в мире понеслись галопом, что вызвало у меня неутолимый зуд в пальцах, и журнал стал потихоньку наполняться.

Сейчас это беспорядочная свалка   отлично систематизированная подборка набор новостей на злобу дня, материалов, которые мне кажутся интересными и достойными внимания и вырывающегося наружу моего ЧСВ.

О важном для многих в ЖЖ - зафрендживании:  Колхоз - дело добровольное. Я френджу тех, чей журнал мне интересен, но ответа никогда не прошу - если желаете, то вносите меня в друзья. Имеет место и обратная ситуация - не стоит обижаться, если в ответ на зафрендживание меня я не отвечу взаимностью.

Вот как-то так. Да, будьте осторожны - иногда здесь встречается плохо различимый сарказм.
Если тема какого-то материала вас заинтересовала, то крайне рекомендую использовать метки.

Добро пожаловать!

Collapse )

Грекороссия - Эллинская губерния Российской империи.

Оригинал взят у p_i_f в Грекороссия - Эллинская губерния Российской империи.
Жила-была русская губерния. Маршировали по ней солдаты, строились казармы, «присутственные места», имелось даже собственное Адмиралтейство. Тысячи подданных в православных храмах возносили молитвы о здравии государыни императрицы Екатерины. Все как и положено, но губерния сия была в… Средиземном море.

Тем не менее все это — подлинная, но давно забытая история…

26—27 июня 1770 г. русская эскадра под командованием графа Алексея Орлова сожгла турецкий флот в Чесменской бухте. Погибло 14 кораблей, 6 фрегатов и до 50 малых судов. Трофеями русских стали 60-пушечный корабль «Родос» и 5 больших галер. Русский флот стал хозяином Эгейского моря. В Петербурге Екатерина II приказала в честь победы отчеканить медаль, на которой был изображен горящий турецкий флот с лаконичной надписью: «Был». А в Царском Селе на пруду возвели Чесменскую колонну, к которой и поныне водят экскурсантов.

Collapse )

Адмирал Касатонов о Краснознаменном Черноморском флоте

"Вежливые люди", "Крым наш" стали новыми брендами России после присоединения полуострова к Российской Федерации. Совсем скоро, уже на следующей неделе, будет отмечаться первая годовщина воссоединения. 16 марта 2014 года более 80 процентов крымчан высказались на референдуме за присоединение к России.

После этого российский Черноморский флот стал пополняться новыми кораблями, самолетами, береговыми комплексами. Была значительно увеличена армейская группировка. Перед Минобороны поставлена задача — сделать эту группировку самодостаточной. О том, как эта задача реализуется, руководитель профильной редакции РИА Новости Сергей Сафронов побеседовал с адмиралом в отставке Игорем Касатоновым, который занимал должность командующего Черноморским флотом в 1991-1992 годах.

bledso.livejournal.com

Игорь Владимирович, как получилось, что мощный Черноморский флот Советского Союза фактически был развален?

— В 1991 году главным для наших недругов было развалить армию. Пояс стратегической обороны был действительно развален, семь военных округов, три группы войск и три стратегических командования канули в лету. Например, Туркестанский военный округ насчитывал 400 тысяч человек, группировка на Украине — более 700 тысяч человек, группировка в Прибалтике — более 350 тысяч человек.

Советская Армия на период 1991 года насчитывала 3,5 миллиона. Группировка в 2 миллиона исчезла. Юго-западное направление оказалось открытым. Все группировки сил, которые находились на территории новых государств, перешли в ведение этих республик. Таким образом, и Черноморский флот оказался в незалежной Украине. Российское государство тогда проявило непонятную щедрость и политическую близорукость, и все могло закончиться для флота очень трагически, если бы не сознание черноморцев, несогласие и воля командующего и то, что моряки не приняли новую присягу. Это была форма протеста, даже мятеж, если хотите. И не столько против Украины, сколько против России.

[Spoiler (click to open)]

Вы же именно тогда были назначены командующим ЧФ?

— Да, за восемь месяцев удалось переломить обстановку, лидеры сели за стол, начались переговоры. Правда удивляло то обстоятельство, что Россия, будучи фактически кредитором Украины, выступала в качестве просителя. Хотя тогда можно и нужно было выступать жестче.

Ведь после 3 августа 1992 года переговорный процесс привел к катастрофическим последствиям — ЧФ ушел отовсюду кроме Крыма — Николаева, Херсона, Одессы. Остались только Севастополь, Феодосия и аэродром Гвардейское близ Симферополя. Это были крупнейшие ошибки. Во всех этих пунктах базирования проживало до 25 процентов населения Украины, 10 миллионов. То есть находились в сфере информационного воздействия России.

Когда вы были командующим, какова были численность группировки?

— Началось беспрецедентное сокращение крымской группировки. Я, будучи командующим, имел группировку в 70 тысяч военнослужащих и 80 тысяч вольнонаемных (гражданских). До 16 марта 2014 флот насчитывал 12 тысяч человек вместо 25 тысяч по договору с Украиной о разделе флота. Естественно, и операционная зона, и зона ответственности — все было минимизировано.

Тем не менее флот в Крыму остался, именно это обстоятельство значительно помогло в 2014 году увеличить армейскую группировку?

— То, что ЧФ был и остался, послужило основой для последующих после 23 февраля прошлого года действий. Можно сказать, что ЧФ подготовил плацдарм, офицеры знали, что творится вокруг, где расположены украинские части, сценарии развития событий прорабатывались на картах. То есть Черноморский флот со своими задачами справился — были доставлены "вежливые люди", с 27 на 28 февраля был взят Верховный совет Крыма.

И все-таки "вежливые люди", кто они?

— "Вежливые люди" — это армейский спецназ.

Можно все-таки приоткрыть завесу таинственности и рассказать про ход операции по блокированию украинских частей?

— Я могу процитировать генерал-полковника Волкова — "было проведено блестящее сосредоточение средств и сил специального назначения в Крыму с применением маскировочных мероприятий, неожиданных для украинцев, а также широкий набор мер по заблаговременной дезинформации противника".

В Крыму разведка НАТО прозевала все, что можно и нельзя. Причины кроются в режиме строгого радиомолчания в период сосредоточения группировки, а также в умелом использовании севастопольской базы, транспортных боевых средств, которые доставляли вооруженные силы в Крым.

Откуда шли корабли?

— Шли из Новороссийска, и войска доставлялись по воздуху. Можно было ожидать все что угодно, Крым был наводнен войсками Украины.

Они же никуда не ушли, просто сдались. У некоторых из них оставалось оружие, но без боеприпасов, так как это было первым, что забирали "вежливые люди".

Неужели украинцы ничего не знали?

— Кое-что, конечно, знали. Мне рассказывали, что украинцы получали информацию о том, что в феврале на Каче была заявлена посадка трех вертолетов, а сели шесть, на Гвардейском заказана посадка одного Ил-76, а сели три, 500 человек. Это были диверсионные подразделения, наводчики, проводники, которые действовали вместе с группировкой флота. Естественно, и морская пехота тоже получили боевые приказы.

Сейчас опасности уже нет никакой в Крыму?

— Нас несколько беспокоит северо-запад Крыма, там нет никого, полоса необитаемая. Мы туда сейчас, правда, поставили станцию наблюдения. Это опасная зона. Происходит усиление украинской группировки на противоположном берегу в районе Очакова. На быстроходных катерах за 45 минут можно преодолеть это расстояние между двумя берегами.

А С-300 есть в Крыму?

— Украинские С-300 — это устаревшие комплексы, они все были выведены из строя. Сейчас стоят новейшие российские зенитные системы типа С-300. С нашим расчетами. Украинская рухлядь осталась на Бельбеке, мы готовы были им передать, так же как и корабли, но когда начались боевые действия на юго-востоке Украины, мы полностью приостановили процесс передачи военной техники.

Но мы будем им ее отдавать?

— Отдавать мы ее будем, но не завтра, не послезавтра и не через неделю. Пока характер поведения Киева не изменится. Дело не только в кораблях, а в огромной массе устаревшего вооружения, еще советского.

В Новороссийске сохранится базирование кораблей ЧФ?

— Там будут базироваться подводные лодки, будет система охраны и обороны, бригада охраны водного района, отдельные сухопутные части, тыловая система.

А в Балаклаве?

— В Балаклаве не будет ничего.

"Мистраль" планируется к базированию в Севастополе?

— Конечно, вопрос базирования корабля типа "Мистраль" в Севастополе прорабатывался. Мы готовились к этому. Первый должен был идти во Владивосток, второй — в Севастополь. Готовились и там и там. У него большая осадка. Занимались, например, укреплением пирса и углублением дна в бухте Куриная.

Мы сами сможем построить такой вертолетоносец типа "Мистраль"?

— Такие корабли в такие сроки мы строить сейчас не можем. Все это ушло. Скупой платит дважды, а неумелый трижды. Кому нужен корабль, который строится 6-7 лет. Ведь фрегат "Адмирал Горшков" не можем до сих пор сдать, а заложен он был в 2006 году, то есть девять лет назад. Фрегат "Адмирал Касатонов" спустили через 60 месяцев, то есть через пять лет. В советские времена корабли такого водоизмещения, например 61 проекта в Николаеве, спускали через 12-14 месяцев.

Источник

9 февраля 1904 года: крейсер «Варяг», канонерка «Кореец»

Есть поражения позорные, но есть и такие, что дороже всякой победы. Поражения, закаляющие воинский дух, о которых слагаются песни и легенды. Подвиг крейсера «Варяг» был выбором между позором и честью

9 февраля 1904 года - день подвига и гибели крейсера "Варяг". Этот день стал точкой отсчета погружения России в череду революций и войн. Но в этом столетии он стал и первым днем немеркнущей русской боевой славы.

Крейсер "Варяг" вступил в строй в 1902-м. В своем классе он был сильнейшим и самым быстроходным кораблем в мире: при водоизмещении в 6500 т он имел скорость хода 23 узла (44 км/час), нес 36 орудий, из них 24 крупнокалиберные, а также 6 торпедных аппаратов. Экипаж состоял из 18 офицеров и 535 матросов. Командовал крейсером капитан 1-го ранга Всеволод Федорович Руднев, потомственный моряк. К началу русско-японской войны "Варяг" выполнял миссию по охране русского посольства в Сеуле.

В ночь с 8 на 9 февраля 1904 года один японский офицер оставил в своем дневнике такую запись: "Мы не будем заранее объявлять войну, так как это совершенно непонятный, глупый европейский обычай" (сравните - русский князь Святослав, живший за целую тысячу лет до этого, перед войной посылал своим противникам гонцов с кратким сообщением "иду на вы").

[Spoiler (click to open)]

Ночью 27 января (по старому стилю) Рудневу вручили ультиматум от японского контр-адмирала Уриу: "Варяг" и "Кореец" должны покинуть порт до полудня, в противном случае они будут атакованы на рейде. Командиры находившихся в Чемульпо французского крейсера "Паскаль", английского "Тэлбот", итальянского "Эльба" и американской канонерской лодки "Виксбург" еще накануне получили уведомление японского о предстоящем нападении его эскадры на русские корабли.

К чести командиров трех иностранных крейсеров - французского "Паскаль", английского "Тэлбот" и итальянского "Эльба", они выразили письменный протест командующему японской эскадрой: "...так как на основании общепризнанных положений международного права порт Чемульпо является нейтральным, то никакая нация не имеет права атаковать суда других наций, находящихся в этом порту, и держава, которая переступает этот закон, является вполне ответственной за всякий вред, причиненный жизни или собственности в этом порту. Поэтому настоящим письмом мы энергично протестуем против такого нарушения нейтралитета и будем рады слышать Ваше мнение по этому предмету."

Под этим письмом не было только подписи командира американского "Виксбурга" - капитана 2-го ранга Маршалла. Как видно, практика вспоминать о международном праве лишь в зависимости от своей выгоды имеет у американцев давние традиции.

Между тем, Всеволод Федорович Руднев огласил ультиматум экипажу со словами: "Вызов более, чем дерзок, но я принимаю его. Я не уклоняюсь от боя, хотя не имею от своего правительства официального сообщения о войне. Уверен в одном: команды "Варяга" и "Корейца" будут сражаться до последней капли крови, показывая всем пример бесстрашия в бою и презрение к смерти".

Мичман Падалко ответил за всю команду: "Все мы, и "Варяг", и "Кореец" будем защищать родной Андреевский флаг, его славу, честь и достоинство, сознавая, что на нас смотрит весь мир."

В 11 ч. 10 мин. на русских кораблях прозвучала команда: "Все наверх, с якоря сниматься!" - и через десять минут "Варяг" и "Кореец" снялись с якоря и дали ход. При медленном прохождении мимо английского, французского итальянского крейсеров музыканты "Варяга" исполняли соответствующие национальные гимны. В ответ с иностранных кораблей, на палубах которых выстроились во фрунт команды, неслись звуки русского гимна.

"Мы салютовали этим героям, шедшим так гордо на верную смерть!" - писал потом командир "Паскаля" капитан I ранга Сенес.

Волнение было неописуемое, некоторые из матросов плакали. Никогда не приходилось им видеть более возвышенной и трагической сцены. На мостике "Варяга" стоял его командир, ведущий корабль на последний парад.

В исходе этого боя сомневаться было невозможно. Русскому бронепалубному крейсеру и устаревшей канонерской лодке японцы противопоставили шесть бронированных крейсеров и восемь миноносцев. Против русских двух 203-мм, тринадцати 152-мм орудий и семи торпедных аппаратов готовились вести огонь четыре 203-мм, тридцать восемь 152-мм орудий и сорок три торпедных аппарата. Превосходство было более чем тройным, при том что "Варяг" вообще не имел бортовой брони и даже бронированных щитов на орудиях.

Когда корабли противников увидели друг друга в открытом море, японцы выбросили сигнал "сдаться на милость победителя", рассчитывая, что русский крейсер перед лицом их подавляющего превосходства сдастся без боя и станет первым трофеем в этой войне. В ответ на это командир "Варяга" отдал приказ поднять боевые флаги. В 11 ч. 45 мин. с крейсера "Асама" грянул первый выстрел, вслед за которым всего за одну минуту орудия японцев выпустили 200 снарядов - около семи тонн смертоносного металла. Весь огонь японская эскадра сосредоточила на "Варяге", поначалу игнорируя "Корейца". На "Варяге" горели разбитые шлюпки, вода вокруг него кипела от взрывов, остатки корабельных надстроек с грохотом падали на палубу, погребая под собой русских матросов. Замолкали один за другим подбитые орудия, вокруг которых лежали убитые. Японская картечь сыпалась дождем, палуба "Варяга" превратилась в овощную терку. Но, несмотря на шквальный огонь и огромные разрушения, "Варяг" все же вел прицельный огонь по японским судам из оставшихся орудий. Не отставал от него и "Кореец".

Даже раненые не отходили от своих боевых постов. Грохот стоял такой, что у матросов в буквальном смысле этого слова лопались барабанные перепонки. Однофамилец командира, корабельный священник о. Михаил Руднев, несмотря на постоянную угрозу гибели, ходил по залитой кровью палубе "Варяга" и воодушевлял офицеров и матросов.

"Варяг" сосредоточил огонь на "Асаме". В течение часа он выпустил 1105 снарядов по японцам, в результате чего на "Асаме" начался пожар, обвалился капитанский мостик и был убит командир корабля. Крейсер "Акаси" получил столь тяжелый ущерб, что его последующий ремонт тянулся более года. Еще два других крейсера получили не менее тяжелые повреждения. Один из миноносцев затонул во время боя, а другой - по пути в порт Сасебо. В общей сложности японцы привезли на берег 30 убитых и 200 раненых, не считая тех, кто погиб вместе со своими кораблями. Противник не смог ни затопить, ни захватить русские суда - когда силы русских моряков были на исходе, Руднев принял решение о возвращении в порт, чтобы спасти оставшихся в живых матросов.

Это была победа русского флота. Моральное превосходство русских перед любыми силами противника было доказано страшной ценой - но цена эта была заплачена легко.

Когда изуродованные русские суда добрались в порт, на палубу "Варяга" поднялся капитан французского крейсера Сэнэс: "Я никогда не забуду потрясающего зрелища, представившегося мне. Палуба залита кровью, всюду валяются трупы и части тел. Ничто не избежало разрушения".

Из 36 орудий остались более-менее целыми лишь 7. В корпусе было обнаружено четыре огромные пробоины. Из состава команды, находившейся на верхней палубе, погибли 33 моряка и 120 были ранены. Капитан Руднев получил тяжелое ранение в голову. Чтобы не допустить захвата безоружных кораблей японцами, канонерскую лодку "Кореец" решено было взорвать, а на "Варяге" открыли кингстоны.

Оставшихся в живых русских героев разместили на иностранных судах. Английский "Тэлбот" принял на борт 242 человека, итальянский корабль взял 179 русских моряков, остальных разместил на своем борту французский "Паскаль".

Восхищенный доблестью русских немец Рудольф Грейнц сочинил стихотворение, на слова которого (в переводе Е. Студенской) музыкант 12-го гренадерского Астраханского полка А. С. Турищев, принимавший участие в торжественной встрече героев "Варяга" и "Корейца", написал всем известную песню - "Врагу не сдается наш гордый "Варяг".

29 апреля 1904 г. в Зимнем дворце Николай Второй чествовал моряков "Варяга". В этот день впервые и прозвучала песня, больше похожая на гимн:

Наверх, вы, товарищи, с Богом, ура!
Последний парад наступает.
Врагу не сдается наш гордый "Варяг"
Пощады никто не желает!

Все вымпелы вьются и цепи гремят,
Наверх якоря поднимая,
Готовятся к бою орудия в ряд,
На солнце зловеще сверкая!

Свистит и гремит, и грохочет кругом.
Гром пушек, шипенье снарядов,
И стал наш бессмертный и гордый "Варяг"
Подобен кромешному аду.

В предсмертных мученьях трепещут тела,
Гром пушек, и дым, и стенанья,
И судно охвачено морем огня,
Настала минута прощанья.

Прощайте, товарищи! С Богом, ура!
Кипящее море под нами!
Не думали, братцы, мы с вами вчера,
Что нынче умрем под волнами.

Не скажут ни камень, ни крест, где легли
Во славу мы Русского флага,
Лишь волны морские прославят одни
Геройскую гибель "Варяга"!

Спустя некоторое время японцы подняли "Варяг", отремонтировали и ввели его в состав своего флота под именем "Сойя". 22 марта 1916 г. корабль был выкуплен русским царем и зачислен в состав Балтийского флота под прежним именем - "Варяг".

Спустя год изношенный крейсер был отправлен для ремонта в союзническую Англию. Русский флот ждал возвращения славного крейсера для участия в войне с Германией, но случилась революция, и английские военные власти разоружили "Варяг" и отправили экипаж на Родину, а сам корабль продали в 1918 г. частному предпринимателю. Когда "Варяг" попытались отбуксировать к месту будущей стоянки, вблизи г. Лендалфута, разразился шторм, и крейсер был выброшен на камни. В 1925 г. остатки "Варяга" англичане разобрали на металл. Так закончил свое существование самый знаменитый крейсер Русского флота.

Капитан Руднев умер в Туле в 1913 г. В 1956 г. ему установлен на малой родине памятник. Памятники героям "Варяга" установлены в порту Чемульпо и на Морском кладбище Владивостока.

Слава Русским героям! Вечная им память!

http://russkie-kazaki.ru/russkie-podvigi/voennie/147--1904-



Бриг «Меркурий» - символ морской воинской славы России

Победа брига «Меркурий» в бою с двумя турецкими линейными кораблями — один из ярчайших эпизодов русско-турецкой войны, демонстрирующий силу духа, отвагу и мастерство русских моряков.
Aivazovsky,_Brig_Mercury_Attacked_by_Two_Turkish_Ships_1892
Бриг «Меркурий» был построен на Севастопольской верфи под руководством известного впоследствии корабельного мастера Ивана Яковлевича Осминина. Судно предназначалось специально для охраны Кавказского побережья, несения дозорной службы и разведки. После окончания постройки «Меркурий» вошёл в состав 32-го флотского экипажа. Своё имя бриг получил в честь катера «Меркурий», отличившегося во время Русско-шведской войны 1788—1790 годов под командованием капитан-лейтенанта Р. В. Кроуна. Этот катер 29 апреля (10 мая) 1789 года атаковал и сумел захватить в плен шведский 12-пушечный тендер «Снапоп», а менее, чем через месяц, 21 мая (1 июня), пленил 44-пушечный фрегат «Венус». Кроун был награждён Екатериной II орденом Святого Георгия 4-й степени, произведён в следующий чин и получил пожизненную пенсию. Вооружение брига «Меркурий» состояло из восемнадцати 24-фунтовых карронад для ближнего боя и двух переносных трёхфунтовых пушек, имевших больший радиус действия.

Три русских военных корабля — фрегат «Штандарт» и бриги «Орфей» и «Меркурий» — крейсировали на траверзе Пендераклии, когда увидели приближающуюся к ним на горизонте турецкую эскадру, значительно превосходящую их по силам. Поскольку необходимости принимать неравный бой не было, командир «Штандарта» капитан-лейтенант Павел Яковлевич Сахновский дал сигнал «Взять курс, при котором судно имеет наилучший ход». Русские корабли повернули в сторону Севастополя. Однако в тот день на море низовой ветер был слаб, и поэтому «Меркурию», обладавшему худшими ходовыми качествами, не удалось уйти от погони: несмотря на то, что были поставлены бом-брамсели, стаксели, лисели и в ход были пущены вёсла, он был настигнут двумя самыми крупными и быстроходными кораблями в турецкой эскадре — 110-пушечным «Селимие» и 74-пушечным «Реал-беем». На одном корабле находился адмирал (капудан-паша) турецкого флота, а другой шёл под вымпелом контр-адмирала.

[Spoiler (click to open)]

Командир «Меркурия», обойдя по очереди всех офицеров, убедился в их единодушном желании принять бой, несмотря на явное неравенство сил. Первым высказался самый младший по чину — штурманский поручик И. Прокофьев (примечательно, что по возрасту он был самым старшим). Он предложил вступить в сражение с врагом, а когда будет сбит рангоут, откроется сильная течь или бриг будет лишён возможности сопротивляться, взорвать «Меркурий», сцепившись с одним из неприятельских кораблей. В итоге все офицеры единодушно приняли это предложение. Для исполнения этого решения капитан брига Казарский положил заряженный пистолет на шпиль перед входом в пороховой склад, а кормовой флаг, чтобы тот ни при каких обстоятельствах не спустился, прибили к гафелю.

Позже в своём донесении адмиралу Грейгу Казарский писал:
…Мы единодушно решили драться до последней крайности, и если будет сбит рангоут или в трюме вода прибудет до невозможности откачиваться, то, свалившись с каким нибудь кораблем, тот, кто ещё в живых из офицеров, выстрелом из пистолета должен зажечь крюйткамеру.

В половине третьего пополудни турки приблизились на расстояние выстрела, и их снаряды стали попадать в паруса и такелаж «Меркурия», а один попал в вёсла, выбив гребцов с банок. В это время Казарский сидел на юте и не разрешая стрелять, чтобы не тратить напрасно заряды. Это вызвало замешательство команды. Казарский, видя это, сказал матросам ободряющие слова: «Что вы, ребята? Ничего, пускай пугают — они везут нам Георгия…» Затем капитан приказал открыть ретирадные порты и сам, вместе с другими офицерами, чтобы не убирать вёсла и не отвлекать матросов от работы, открыл огонь из ретирадного орудия.

Первым атаковал трёхдечный «Селимие», имевший 110 пушек. Турецкий корабль попытался зайти в корму брига, чтобы произвести продольный залп. Лишь тогда Казарский пробил боевую тревогу и «Меркурий», уклонившись от первого залпа, сам дал полный залп правым бортом по противнику.

Через несколько минут к левому борту «Меркурия» подошел двухдечный «Реал-бей», и русский бриг оказался зажатым между двумя вражескими кораблями. Тогда с «Селимие» закричали по-русски: «Сдавайся, убирай паруса!». В ответ на это на бриге закричали «ура» и открыли огонь из всех орудий и ружей. В результате туркам пришлось убрать с марсов и реев уже готовые абордажные команды. Помимо ядер в бриг летели книппели и брандскугели. Тем не менее, мачты оставались невредимыми и «Меркурий» сохранял подвижность. Из-за обстрела на бриге трижды возникали пожары, которые, однако, быстро ликвидировались матросами.

В начале шестого часа удачными выстрелами канонира Ивана Лисенко удалось повредить ватер-штаг и бейфут грот-марса-рея «Селимие», после чего его марсель и брамсель заполоскали и повисли. Благодаря этому попаданию корабль неприятеля немного отстал и привёлся к ветру для ремонта. Тем не менее вслед «Меркурию» был дан полный залп, сбивший со станка одну из пушек.

Около шести часов было нанесено серьёзное повреждение и второму неприятельскому кораблю, «Реал-бею» — «Меркурию» удалось перебить его фор-брам-рей и нок фор-марса-рея, который, падая, увлёк за собой лисели. Упав, лисели закрыли порты носовых пушек, а свёртывание марселя лишило корабль возможности маневрировать. «Реал-бей» привёлся в бейдевинд и лёг в дрейф.

«Меркурий», получивший очень серьёзные повреждения и потеряв 10 из 115 человек экипажа убитыми и ранеными, около 17 часов следующего дня присоединился к флоту, вышедшему из Сизополя.

Потери и повреждения

В результате боя «Меркурий» потерял убитыми 4 человека, ранеными 6 (в некоторых источниках говорится о восьми раненых) человек. Согласно рапорту Казарского было ранено шесть нижних чинов, при этом сам Казарский получил контузию головы.

Корабль получил следующие повреждения:


  • 22 пробоины в корпусе

  • 133 пробоины в парусах

  • 16 повреждений в рангоуте

  • 148 повреждений в такелаже

  • все гребные суда на рострах оказались разбиты

  • повреждена одна карронада.

Убитых с турецкой стороны по официальным данным нет (по неофициальным, но засекреченным до сих пор турецкой стороной - до 200 человек убитыми) .

Примечательно, что во время боя на «Реал-Бее» вместе со своей командой находился предыдущий командир «Меркурия» — пленный капитан 2 ранга Стройников, без боя позорно сдавший несколькими днями ранее фрегат «Рафаил».

Реакция

Победа маленького брига в бою с двумя большими кораблями казалась настолько фантастической, что некоторые специалисты в военно-морском деле отказывались в неё верить. Английский историк военного флота Ф. Джейн, например, говорил: «Совершенно невозможно допустить, чтобы такое маленькое судно, как „Меркурий“, вывело из строя два линейных корабля».

Газета «Одесский вестник» о сражении писала:
Подвиг сей таков, что не находится другого ему подобного в истории мореплавания; он столь удивителен, что едва можно оному поверить. Мужество, неустрашимость и самоотвержение, оказанные при сём командиром и экипажем «Меркурия», славнее тысячи побед обыкновенных.

Штурман «Реал-бея» в своём письме посланном из Биюлимана 27 мая 1829 года, так описал бой:
Во вторник с рассветом, приближаясь к Босфору, мы приметили три русских судна. Мы погнались за ними, но догнать могли только один бриг. Корабль капудан-паши и наш открыли тогда сильный огонь… Неслыханное дело! Мы не могли заставить его сдаться. Он дрался, отступая и маневрируя по всем правилам морской науки так искусно, что стыдно сказать: мы прекратили сражение, а он со славою продолжал свой путь.

И далее:
В продолжение сражения командир русского фрегата говорил мне, что капитан сего брига никогда не сдастся, и если он потеряет всю надежду, то тогда взорвёт бриг свой на воздух. Ежели в великих деяниях древних и наших времён находятся подвиги храбрости, то сей поступок должен все оные помрачить, и имя сего героя достойно быть начертано золотыми литерами на храме Славы: он называется капитан-лейтенант Казарский, а бриг — «Меркурий».

Награды

Бриг «Меркурий», вторым, после линейного корабля «Азов», был награждён кормовым Георгиевским флагом и вымпелом (торжественная церемония поднятия флага и вымпела, на которой присутствовал и Казарский, состоялась 3 мая 1830 года). Кроме того, указом императора предписывалось всегда иметь в составе Черноморского флота бриг, построенный по чертежам «Меркурия».

Капитан Казарский и поручик Прокофьев получили орден Святого Георгия IV класса, остальные офицеры — ордена Святого Владимира IV степени с бантом, нижние чины — знаки отличия военного ордена. Все офицеры были произведены в следующие чины и получили право добавить на свои фамильные гербы изображение тульского пистолета, выстрелом которого предполагалось взорвать порох в крюйт-камере в том случае, если бриг потеряет возможность сопротивляться.

Согласно резолюции императора капитан-лейтенант Казарский, кроме всего прочего, был произведён в капитаны 2 ранга и назначен флигель-адъютантом.

Увековечивание памяти

Памятник А. И. Казарскому и подвигу брига «Меркурий» —  первый памятник, воздвигнутый в Севастополе

Первым предложил увековечить подвиг брига командующий Черноморской эскадрой адмирал М. П. Лазарев. По его же инициативе проводился сбор средств на сооружение памятника.

Памятник выглядит следующим образом. На высоком прямоугольном пьедестале, слегка сужающемся кверху, установлено отлитое из металла символическое военное судно античности — трирема. Верхнюю часть пьедестала украшают бронзовые жезлы бога Меркурия, именем которого назван бриг. Чугунный плинт украшен рельефами, в аллегорической форме отображающими событие, которому посвящен памятник. На трёх сторонах плинта изображены бог морей Нептун, покровитель мореплавания и торговли Меркурий, крылатая богиня победы Ника; на западной стороне выполнен барельефный портрет капитана «Меркурия» — Казарского.

Памятник был заложен на Матросском бульваре в 1834 году, к пятилетию подвига, а открыт в 1839-м. Автором проекта является академик архитектуры Александр Павлович Брюллов, брат известного художника Карла Брюллова.

Памятник А. И. Казарскому и подвигу брига «Меркурий» стал первым памятником, воздвигнутым в Севастополе. Памятник перенёс несколько реставраций. Общая его высота — 5,5 м. Постамент сооружен из местного крымбальского камня. Лаконичная надпись, сделанная на пьедестале, гласит: «Казарскому. Потомству в пример».

Ещё один памятник установлен в Москве, на пересечении двух проспектов — Севастопольского и Нахимовского. Представляет собой золотой корабль на высоком пьедестале.

Указ Николая I предписывал всегда иметь в составе Черноморского флота бриг, аналогичный «Меркурию» с его флагом и командой:
Мы желаем, дабы память безпримернаго дела сего сохранилась до позднейших времен, вследствие сего повелеваем вам распорядиться: когда бриг сей приходит в неспособность продолжать более служение на море, построить по одному с ним чертежу и совершенным с ним сходством во всем другое такое же судно, наименовав его «Меркурий» приписав к тому же экипажу, на который перенести и пожалованный флаг с вымпелом; когда же и сие судно станет приходить в ветхость, заменить его другим новым, по тому же чертежу построенным, продолжая сие таким образом до времен позднейших. Мы желаем, дабы память знаменитых заслуг команды брига «Меркурий» и его никогда во флоте не исчезала а, переходя из рода в род на вечныя времена, служила примером потомству.

В честь подвига «Меркурия» под руководством мастера Ф. П. Толстого в 1829 году была изготовлена бронзовая памятная медаль.

Рабство в США на иллюстрациях американских и европейских художников: Часть 2 - Путь через Атлантику

Оригинал взят у tipolog в Рабство в США на иллюстрациях американских и европейских художников: Часть 2 - Путь через Атлантику

К части 1 - Захват рабов на территории Африки  >>>

Африканские невольники в трюме судна, использовавшегося для контрабандной переправки рабов в Америку (1860 год)

Африканские невольники в трюме судна, использовавшегося для контрабандной переправки рабов в Америку (1860 год)


Collapse )

Битва при Калиакрии

Конец XVIII  века был фатален для флота Великой Порты. Русские гяуры страшного Ушак-паши, били султанские корабли везде где встречали, да и как били:

- при Фидониси (3 июля 1788 г.), 36 русских разбили флот из 49 турецких кораблей.
- при Керчи (8 июля 1790 г.) -   33 русских против 54 турецких кораблей и опять Иблис даровал неверным победу
- при Гаджибее (28 и 29 августа 1790 г.) - 37 русских вымпелов, потеряв разум от страха перед султанским флагом, напали на 45 турецких кораблей и почему то опять победили


Султан срочно  вызвал знаменитого алжирского адмирала Саида-Али, его эскадра объединившись с кораблями Гуссейн-пашы, должна была очистить Черное море от русских гяуров. Саид-Али, крокодил морей и лев морских сражений поклялся привести Ушак-пашу в Стамбул в железной клетке... Но забыл "лев полумесяца", что Черное море раньше звалось Русским...

В 16-00 31 июля 1791 года, сигнальщики турецкой эскадры стоящей у мыса Калиакрия заметили паруса русской эскадры. Турецкие адмиралы возрадовались, гяуры сами идут в ловушку, ведь против  78 турецких кораблей (в том числе 18 линкоров и 17 фрегатов) и 2000 пушек, у Ушак-паши было всего 16 линейных кораблей, 2 фрегата и 21 малое судно, всего при 998 пушках.
Но тем не менее Саид-Али отвел свои корабли под защиту береговых батарей, ведь кто их знает этих гяуров. Но как выяснилось позднее и батареи туркам не помогли...
[Spoiler (click to open)]
Дерзко, по-ушаковски, нарушая все устоявшиеся каноны ведения морского боя, на всех парусах, в  трех кильватерных колоннах, наши корабли пошли в атаку. Турки приготовились к бою, но в последний момент Ушаков повернул свою эскадру и ввел её между турецким флотом и турецкими береговыми укреплениями. Это было невозможно, это было неправильно! А русские открыли ураганный огонь и ударили по турецкому флоту, береговые батареи не могли помочь туркам, ибо они могли поразить своих же, а русские канониры били и по кораблям и по батареям и били метко.

Мужественные воины Аллаха, адмиралы Гуссейн и Саид-Али героически приказывают поднимать паруса, рубить якорные канаты и делать ноги от сумасшедших гяуров. Но не так просто уйти от ушаковцев. Руские пушки пробивали корпуса, кромсали снасти и силы турецкогого флота таяли на глазах. К вечеру турецкий флот был рассеян и панически бежал. До Стамбула добрались только шесть кораблей. Турки потеряли около 2000 человек. Полные данные по турецким потерям засекречены до сих пор [но только на корабле Саид-Али — 450 человек убитыми и ранеными - мое прим.]. В этот день Султан запросил у императрицы Екатерины мира.

Потери русского флота в этом бою: 17 человек погибло, 28 ранено и только один корабль был тяжело повреждён.

Владимир Чекмарев

Как и в сражении у острова Тендра 28-29 августа 1790 года, тактика Ушакова при Калиакрии носила активный наступательный характер, а оригинальность тактических приемов на редкость точно соответствовала обстановке. Маневры прохода между берегом и противником и вывода кордебаталии, а потом и самого флагманского корабля в голову флота позволили адмиралу воспользоваться внезапностью и выиграть ветер, сохранив тем самым за собой инициативу в нападении на противника. Главный удар Ф. Ф. Ушакова пришелся на головную часть турецкого флота и, в частности, на флагманский корабль Сейит-Али, самого способного и инициативного неприятельского адмирала. Поражение последнего предопределило и бегство всего флота османов. Обращает на себя внимание и способ ведения боя русскими кораблями - артиллерийская атака из наветренного положения на дистанцию около полукабельтова. Этот способ позволил противопоставить противнику свою сильную сторону - положиться на лучшую подготовку командиров и избежать желаемого турками абордажа.

278634147
Часть турецкого флота рассыпалась по Анатолийскому и Румелийскому побережью; одна алжирская эскадра смогла достигнуть Константинополя и вошла туда ночью: при этом флагманский корабль Саид-Али начал тонуть и пушечными выстрелами требовал помощи. Судьба капудана-паши долго была неизвестна. Разнеслись слухи о готовности Ушакова атаковать Константинополь. Все это произвело на османское правительство очень тягостное впечатление и приблизило окончание войны, которая закончилась подписанием Ясского мирного договора.

Тактика, использованная Ушаковым, была серьёзным нововведением в теорию морского боя. Впоследствии аналогичный манёвр совершил адмирал Нельсон в сражении при Абукире в 1798 году и Трафальгарском сражении в 1805 года.

За победу при Калиакрии Ф. Ф. Ушакову был пожалован орден святого Александра Невского, 14 командиров были награждены орденами святого Георгия и святого Владимира 2 степени.

В следующем году «отличившиеся храбростью при победе в конце последней компании, одержанной над турецким флотом» капитаны 1-го ранга Н. Л. Языков, М. М. Елчанинов, К. А. Шапилов, капитаны 2-го ранга М. Л. Львов, Ишин, Ларионов, капитан 2-го ранга морской артиллерии Юхарин и Пилигрини были пожалованы золотыми шпагами с надписью «За храбрость».


Федор Федорович Ушаков о морском сражении у мыса Калиакрия, июль, 1791 г.:
...Июля 29 со флотом, мне вверенным, вышел я на море и в числе шестнадцати кораблей, двух бомбардирских, двух фрегатов... и семнадцатью крейсерскими судами, для поисков флота неприятельского... 31 числа усмотрел оный, стоящий на якоре в линии при Калиакрии против мыса Калерах-Бурну под прикрытием сделанной на оном береговой батареи. Я со флотом под выстрелами оной прошёл близ самого берега и, отрезав его от берега, будучи на ветре, спешил атаковать.

Неприятель, устрашённый нечаянным приходом нашего флота, проиграв ветер, отрубил якоря, лёг на паруса, и, будучи в замешательстве, некоторые корабли при довольно крепком ветре сошлись между собою и на двух тот же час оказалось повреждение... Флот неприятельский состоял в числе осьмнадцати больших кораблей..., десяти больших линейных фрегатов, семи малых и многочисленных разного сорта мелкими судами....

Передовые наши корабли, бывшие за мною, "Александр", "Предтеча" и "Фёдор Стратилат", исполняя моё повеление, спустились от ветра, окружили передовых бегущих неприятельских кораблей и с великой живостью производили по них и вдоль всего флота беспрерыный огонь, а между тем корабль "Рождество Христово", спустясь за корму "Фёдора Стратилата", спешил приблизиться к бегущему в средину флота кораблю Саит-Али*, дабы его не отпустить, и производил сильный огонь по оному и вдоль всего неприятельского флота. который от последующей за передовыми всей нашей линии был весьма разбит, замешен и стеснён так. что неприятельские корабли сами себя друг друга били своими выстрелами. Наш же флот всею линиею передовыми и задними кораблями совсем его окружил и производил с такою отличной живостию жестокий огонь, что...принудил укрываться многие корабли один за другова, и флот неприятельский при начале ночной темноты был совершенно уже разбит до крайности..., а наш флот, сомкнув дистанцию, гнал и беспрерывным огнём бил его носовыми пушками...