January 12th, 2015

Ирина Волынец: День, который я никогда не забуду

Уже никогда я не забуду этот день и этого мальчика. 10 Января, Шахтерск, город областного значения в Донецкой области Украины, перемирие, нарушаемое ежедневно десятки и сотни раз.

Перемирие в подписанных кем-то документах, на словах и в насквозь лживых новостях Би-би-си и Си-эн-эн, черт бы их побрал вместе с их проклятой демократией и правами человека. Перемирие, в которое нам всем так хочется верить, но которого нет в реальности. В реальности идет бесконечная череда гнусных фашистских убийств мирных жителей, наших русских людей, которые ни в чем не виноваты, наших русских детей, которым мы, матери и отцы, уже не сможем помочь. Мы совсем рядом, но наши боль и беспомощность хуже самой смерти.

ДЕНЬ, КОТОРЫЙ Я НИКОГДА НЕ ЗАБУДУ

На больничной койке лежит то, что осталось от восьмилетнего ребенка: тело с оторванными ногами, с обрубком руки, с обезображенным осколками лицом. Мальчик остался в живых, в отличие от своего пятилетнего брата, с которым играл во дворе во время того злосчастного взрыва, но он уже никогда не увидит солнце, траву, бездонное синее небо. Небо, которое сегодня окончательно сошло с ума, иначе бы оно не допустило такое. Ребенок слабым голосом  спрашивает у родителей, что с братишкой. Отец, не в силах сдерживаться, рыдает. Почему-то я отчетливо понимаю, что и через много лет буду помнить этого русского мальчика из Шахтерска с самым русским на свете именем Ваня и его погибшего братишку.

[Spoiler (click to open)]

Мы, взрослые, давно не верим в чудеса, но в глубине души таилась надежда, что в новом году все будет иначе, лучше и светлее, чем в прошлом. Думалось, что январь как чистый лист накроет собой все беды украинского кровопролития. Не сбылось. И обещавший быть белоснежным январь окрасился кровью новых жертв, невинных детей, принесенных на сатанинский алтарь. Это даже не война, это истребление народа, неприкрытый геноцид, осуществляемый с целью освобождения территории от населения. Кто творит эти чудовищные зверства? Мы все знаем. Знаем, но ничего не можем сделать. Многие из нас понимают, что мы – следующие.

Би-би-си и Си-эн-эн, черт бы их побрал, не показывают эти кадры об убиваемых русских детях Украины. Зачем? Ведь это не входит в планы их хозяев. Получается, что полуживого Вани и его убитого братишки будто никогда и не было! В отличие от погибших сотрудников парижского журнала «Шарли». Почему? Все просто: французские пострадавшие – это жертвы террористов, а Ваня и его брат – жертвы антитеррористической операции, официально проводимой руководством государства Украина. То есть, если следовать этой логике, получается, что не только родители мальчиков, но и сами пацаны являются террористами, которых необходимо было уничтожить. Вот почему западные СМИ молчат про геноцид на Украине.

Да что там западные СМИ, если и наш, казалось бы, пророссийский телеканал «Россия-24» днями и ночами взахлеб смакует подробности происходящего в Париже. Прямо-таки не новости, а суперзахватывающее реалити-шоу, транслируемое в режиме реального времени. Практически нон-стоп. Да, у них там произошла трагедия, да, нам всем очень жаль, что погибли 17 человек, многих из нас умиляет, как дружно французы вышли на улицу, чтобы выразить свое недовольство происходящим в их родном доме. Но как будто у нас ежедневно не гибнут люди.  Или, говоря об Украине, мы можем подразумевать, что это происходит не у нас? Что ж, может, кому-то так и удобнее думать…

Также нам показывают, как потрясенные россияне несут цветы к французскому посольству в Москве, проводят акции поддержки французского народа. Но, увы, нам почему-то не показывают, как французы несут цветы к украинскому посольству в Париже. Может, потому и не показывают, что не несут? Или наши убитые дети не стоят возмущенных воплей европейцев? Может, с нашими детьми что-то не так? Господи, неужели хоть какие-то на свете дети могут быть настолько виноваты, что не заслуживают внимания справедливого и прогрессивного человечества?

А если это не так, то почему жители Франции не протестуют против их убийства на Донбассе? Ах, да, говоря о черствости  французов, мы чуть не забыли, что они все-таки проявляли внимание к украинскому вопросу и наведывались с миссией, только вот не к украинскому, а к российскому посольству. И не с акцией поддержки, а с грозным пикетом и требованиями убрать с Украины российских террористов и прекратить агрессию. Перепутали что-то, наверное, рассеянные французы. Да и не мудрено, ведь их телевидение – калька американского. То есть по смыслу те же самые Би-би-си и Си-эн-эн, черт бы их побрал.

Да что там взять с Би-би-си и Си-эн-эн, если на нашем самом что ни на есть Первом канале, прямо в анонсе того самого выпуска новостей, из которого мы все узнали про искалеченного Ваню из Шахтерска и его убитого пятилетнего братишку, нам поведали про очень важную, на чей-то взгляд, прямо-таки историческую дату, а именно, про семидесятипятилетний юбилей … нейлоновых чулок! Мы, конечно, не с луны свалились и все понимаем, средствам массовой информации нужны рейтинги (а чулки, это, наверное, и вправду очень эротично), но лично я никогда бы не поверила в то, что такое может происходить на главном телеканале моей родной страны, если бы не увидела это своими собственными глазами. Нет, никак не вяжутся чулки и ребенок с обрубками вместо ног, легкий развлекательный сюжет из мира моды и рыдающий отец. Происходящее не укладывается в голове, и невозможно внушить себе, что всё ОК. Потому что всё далеко не ОК. Что-то страшное творится не только с пострадавшими от результатов собственной толерантности европейцами, но и с нами. С ними-то все ясно, их сознание программирует Би-би-си и Си-эн-эн, черт бы их побрал. А с нами-то что происходит?

Заявление Герцога Анжуйского в связи с акцией "Шарли Хебдо - это я"

Оригинал взят у nikolaevec в Заявление Герцога Анжуйского в связи с акцией "Шарли Хебдо - это я"

7 января 2015 года, после нападения исламистских террористов на редакцию французского журнала «Charlie Hebdo», Глава Французского Королевского Дома Его Королевское Высочество Принц Генрих VII, Граф Парижский, Герцог Французский, написал в своём Твиттере слова соболезнования: «Мы всем сердцем с семьями жертв Ch. Hebdo». Также преемник Французских Королей назвал совершённый теракт варварским вторжением во Францию. Вскоре в той же социальной сети с ним солидаризировался его Августейший племянник Принц Карл-Филипп Орлеанский, Герцог Анжуйский, который высказал свои соболезнования семьям погибших.

Высказав то, что и должен сказать в подобной ситуации любой здравомыслящий общественно-политический деятель (равно как и представитель христианской религии), вскоре Герцог Анжуйский опубликовал заявление, в которой высказался против начавшейся в стране акции “Шарли Хебдо - это я”. Ниже привожу перевод слов Его Королевского Высочества:

«Я пойду против эмоционального течения и отделю себя от движения «Я Шарли». Нет, я не шарли, потому что я никогда не любил эту манихейскую газету.

Charlie Hebdo является обычной бумажкой, презирающей любое мнение, кроме своего собственного, которая под прикрытием свободы выражения мнений позволяем всем совершать провокационные действия. Charlie Hebdo является агрессивной газетой, которая создаёт ненависть между религиями через якобы юмор. Charlie Hebdo является образом европейского атеистического общества, которая создаёт обиду и врагов вместо уважения и братства между народами и людьми, независимо от их различий, расы, цвета кожи, религии.

Так что я отказываюсь принимать участие в “республиканском священном союзе” про-Шарли, потому что я просто не понимаю, что я должен защищать.

Я не проявляю неуважения или непочтительности и не хочу обижать память погибших рисовальщиков. Нет слов, чтобы высказать ужас нападения, произошедшего на редакцию газеты. Я осуждаю этот варварский акт и выражаю свои глубочайшие соболезнования родным и близким покойных.

Я осуждаю эту попытку национального единства и лицемерие граждан, которые никогда не читали эту юмористическую еженедельную газету.

Почтить память жертв, да.

Отдать дань Charlie Hebdo, нет.
»


Великолепное и совершенно верное заявление Принца Карла-Филиппа Орлеанского, к сожалению, является тем самым «гласом вопиющего в пустыне» (Ис.40:3), который не услышит и не поймёт большинство французов, но который останется в истории как голос истинной Франции, которая исчезла в пучине революции 1789-1799 годов.

Песков: ради пустого трепа Путин в Астану не полетит

Все правильно, чо. Если Олланд с Меркель хотят в очередной раз произнести дежурные фразы, чтобы отчитаться перед Белым Домом о работе и поставить галочку, то Путину это не нужно.



Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков заявил, что участие российского лидера Владимира Путина во встрече в "нормандском формате" 15 января в Астане будет зависеть от результатов подготовительной работы на экспертном уровне.

"В случае если подготовка к встрече 15 января вступит в прикладную стадию, мы сделаем соответствующее заявление по поводу участия в ней президента Путина; пока же продолжается подготовительная работа на экспертном уровне, и наши дальнейшие действия зависят от ее результатов", — сказал Пескова.

[Spoiler (click to open)]

Формат "нормандской четверки" сформировался после встречи во Франции летом 2014 года. Шестого июня в Нормандии на торжествах по случаю 70-летия высадки войск союзников прошел ряд встреч с участием президентов России, Франции, Германии и Украины. После этого участники нормандской встречи провели несколько раундов переговоров как на высшем уровне, так и на уровне глав МИД.

В понедельник на встрече в Берлине соберутся министры всех четырех стран. Глава МИД Германии Франк-Вальтер Штайнмайер в гостевой резиденции на вилле Борзиг примет главу МИД России Сергея Лаврова, министра иностранных дел Франции Лорана Фабиуса и коллегу из Украины Павла Климкина. Помимо информации о ситуации в кризисном регионе журналисты ждут подтверждения встречи в Астане на высшем уровне в том же формате.

О проведении такой встречи 15 января ранее по итогам телефонных переговоров с коллегами из России и Германии заявлял президент Украины Петр Порошенко. Коллеги по "нормандскому формату", однако, встречи пока не подтвердили. Как заявила канцлер Германии Ангела Меркель на пресс-конференции в Берлине 8 января, подготовку встречи прорабатывают министры четырех стран и ясность по дате и месту ее проведения появится в ближайшие дни.

Вопрос Турции Европе: "Все животные равны? Или некоторые равнее других?"

Турция ожидает столь же острой реакции Европы по поводу исламофобии и нападений на мечети, как на последние теракты во Франции, заявил премьер-министр Турции Ахмет Давутоглу журналистам в Париже.

"Мы имеем право сейчас более чем когда-либо ожидать такой же чувствительности от Европы по поводу исламофобии и нападений на мечети и хотим видеть уважение человеческого достоинства, независимо от этнической и религиозной принадлежности", — заявил Давутоглу на пресс-конференции в посольстве Турции в Париже в воскресенье.

Как страна, которая долго страдала от террора, Турция будет и дальше поднимать голос против террористических актов, независимо от того, где они происходят, сказал турецкий премьер. Он добавил, что его присутствие на марше в Париже важно для демонстрации единства и целостности Европы.

"От Андалузии до Османской империи ислам — это важная часть Европейского континента. Те, кто хочет вызвать напряженность в Европе, создавая конфликт между исламом и христианством, предает европейскую культуру", — отметил он.

По словам Давутоглу, эта проблема не стояла бы в Европе так остро, если бы Турция была членом ЕС.

Жизнь книголюбов в КНДР

Для книголюбов в КНДР основным способом чтения популярных зарубежных романов стало заимствование книг на подземных рынках.

В Северной Корее детективы и шпионские романы одинаково любимы публикой. Однако, если кто-то хочет почитать, обычно им приходится идти на «черный книжный рынок» попытать удачу, к тому же за чтение взимается почасовая оплата.

Еще важнее то, что из-за расхождений между содержанием подобных изданий и официальной политикой, такие книги разрешено читать только «внушающим доверие» клиентам, например, студентам вузов; прокат книг обходится недешево, учитывая доходы жителей страны.

«Зарубежные романы здесь есть уже двано, однако недавно произошел случай с «подрывной» литературой, - цитирует слова информированного источника, проживающего в Пхёнан-Намдо, южнокорейский сайт, - в которой приводилось подробное описание шпионской операции».

В книжных магазинах Северной Кореи сложно найти детективы и шпионские романы. Кроме того, по сравнению с чтением книг в немногих публичных библиотеках, при помощи народных каналов можно найти некоторые классические зарубежные произведения, что к тому же проще и удобнее.

«Когда черный рынок только появился, в основном сюда приходили писатели, журналисты и преподаватели, однако в последнее время преобладают студенты вузов, - рассказал информированный источник, - многие иностранные романы переводятся и распечатываются студентами, изучающими иностранные языки».

Некоторые студенты пользуются влиянием родителей, привозят книги из-за рубежа, переводят их в свободное время, а затем распечатывают на принтерах в госучреждениях, так в конечном итоге они попадают на рынок.

Типография в Северной Корее находится под контролем Агенства государственной безопасности, работники, имеющие доступ к печатному и копировальному оборудованию должны быть зарегистрированы. Так как эти книги относятся к неофициальным изданиям, их распространение очень редко проходит открыто для общественности, что также является причиной развития системы проката книг.

Кроме того, чтобы избежать неприятностей, эти книги нередко используют «камуфляжную» обложку, например, на ней печатается название северо-корейского романа. Как сообщают информированные источники, студенты нередко используют для их обозначения кодовое название «японская книга».

Прокат так называемых «японских книг» стоит около 3000 вон за час (около 9 рублей), для сравнения, цена на обычные книги составляет 1000 вон за день.

Жизненная история

Оригинал взят у poltora_bobra в Жизненная история

Сначала, я думаю, надо рассказать о своей семье.

Дед с бабкой (японкой по национальности, приехавшей сюда младенцем во время русско-японской войны) по отцу познакомились в 1928 году. На следующий год у них родился мой отец. Дед держал магазинчик, но в 1932 году не смог полностью выплатить бешеный налог и магазин конфисковали. Дед нашел самое высокое здание в городе и выбросился с верхнего этажа. Бабке с ребенком на руках пришлось ездить по стране и браться за любую поденную работу, поэтому отец не смог успешно учиться в школе из-за частых переездов. В 1942 году, во время войны с Германией, бабка неожиданно была арестована (японка – значит японская шпионка) и без суда направлена в лагерь, где и умерла в 1944 году. Отец, как несовершеннолетний был отдан в детский дом.

Мать родилась в деревне в голодный 1933 год. Кроме нее, у деда с бабкой было еще двое детей – мои дядьки, 1922 и 1925 года рождения. В семейном альбоме сохранилась две фотографии тех лет – оборванные, грязные люди с изможденными лицами находятся среди нищенской обстановки. В тот страшный год дед принял решение бежать в город, и вся семья, бросив имущество и дом, уехала из деревни. В городе тоже было не сладко – деду приходилось браться за любую работу – строить дороги, копать уголь, пока в конце 30-х не посчастливилось устроиться кочегаром на торговое судно. Дядьки по малолетству, занимались «детской» работой – продавали газеты, папиросы, а иногда и воровали то, что плохо лежало. В 1941 году, брат матери, 16 лет от роду, участвовал в какой-то пьяной драке и случайно зарезал, бросившегося разнимать эту драку представителя закона. Несмотря на то, что дядька был несовершеннолетним, суд приговорил его к смертной казни. В 1942 году дед погиб в море – его торговое судно, преступно выпущенное в рейс без какого-либо охранения, безнаказанно торпедировала немецкая подводная лодка. В 1943 году старшего брата матери призвали в армию. Он погиб в июне 1944-го, во время высадки на вражескую территорию – никому не нужного десанта, бывшему не более как показухой перед союзниками. На могилу старшего сына, находящуюся за границей, бабка так и никогда не смогла приехать. Умерла она в 1959 году в переполненной больничной палате из-за неправильно поставленного диагноза.

Collapse )

Лидер евреев Европы: Нафиг Израиль, дайте оружие!

Глава Европейской еврейской ассоциации раввин Менахем Марголин раскритиковал призыв премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху к евреям Франции эмигрировать в Израиль после теракта в парижском кошерном магазине.

"Реальность такова, что большинство европейских евреев не планируют эмигрировать в Израиль", — заявил Марголин.

По его словам, ассоциация попросила МВД стран ЕС одобрить выдачу разрешений на ношение оружия главам еврейских общин, а также владельцам магазинов. Марголин также заявил, что "по все видимости, европейская диаспора евреев не является основным приоритетом для Израиля".

По словам раввина, правительство Израиля делает подобные заявления после каждой антисемитской атаки в Европе вместо того, чтобы обеспечить безопасность евреев. "Каждая подобная кампания Израиля серьезно ослабляет и вредит еврейским сообществам, имеющим право жить в безопасности, где бы они ни были", — цитирует раввина израильская газета "Гаарец".

Забытая победа на КВЖД

 В 1929 году Красная Армия совершила блестящий подвиг, который как и многие другие замалчивается, и вычеркивается из учебников истории. А ведь это была настоящая Победа, достойная Суворова. Это был самый настоящий классический Блицкриг - частям РККА численностью 18 500 бойцов противостояла армия из более чем 300 000 человек, а мы нанесли удар первыми и победили... И победили воистину - "малой кровью, в кратчайшие сроки и на чужой территории".

 А теперь посмотрим как это все было...
 В 1927 году премьер-министр Японии Танака подписал меморандум о начале борьбы за установление в Азии японского господства, помимо всего прочего этот меморандум предусматривал включение в состав Японии Манчжурии и в дальнейшем всего Дальнего востока. Про этот меморандум до сих пор идут споры, фальшивка это или нет. Но стратегический план японского императорского генштаба "Оцу", уж точно был на самом деле, а согласно этого плана начало активных действий против СССР, планировалось на 1932 год, и к этому сроку Японией планировалось полностью оккупировать Маньчжурию и развернуть там до 30 японских дивизий, 24 из которых должны были составлять ударную группировку, для захвата Советского Дальнего востока. В этом регионе находились всего 3 дивизии РККА, причем не самые лучшие и они не смогли бы сдержать удара такой мощной группировки.
[Spoiler (click to open)]Но в дело вступили Советские спецслужбы. Была проведена тщательно рассчитанная системой спецопераций, частично парализовавшая транспортную систему и порты. Активизировалось коммунистическое подполье и партизаны. Плюс не без помощи нашей агентуры, обострились противоречия между Императорскими Министерством обороны и Морским министерством Японии. График развертывания Квантунской Армии был сорван. Позднее Японии удалось сконцентрировать в Манчжурии значительные силы, но только во второй половине 30-х годов, и к тому времени силы РККА на Дальнем востоке, были значительно усилены. И Халкин-Гольские бои, мы хоть и с трудом, но выиграли. Но вернемся к предпосылкам конфликта на КВЖД.

 Ситуация в регионе была на то время весьма беспокойной. После Синьхайской революции Китай был объят гражданской войной и практически распался на несколько псевдо государств. В Северном Китае существовало де юре независимое маньчжурское государство, с населением около 50 миллионов человек. Диктатором Маньчжурии, был одиозный даже для тогдашнего Китая Чжан Сюэлян. (То он был союзником японцев, то соратником Чан Кайши, то вдруг арестовывал Чан Кайши и дружил с коммунистом Джоу Эн Лаем, прожил кстати этот "молодой маршал" сто один год, из которых 65 лет провел под домашним арестом, как личный пленник Чай Канши. "Молодым маршалом" его прозвали, так как его папа тоже был маршалом, так что как в анекдоте про то что дети генералов могут быть только генералами, так как у маршалов тоже есть дети).

 И именно армия Чжан Сюэляна, должна была первой попробовать на прочность границы СССР. Помогали ему деньгами, советниками и оружием - Англия, США и Япония.

 То что внезапно подвигнуло подружиться трех извечных соперников по Дальнему востоку, называлось - Китайско-Восточная Железная Дорога (КВЖД), которая принадлежала СССР. КВЖД была построена в Северном Китае (Маньчжурии) в начале ХХ в Царской Россией, чтобы соединить по кратчайшей линии Читу (Сибирскую Железную дорогу) двумя ветками с Владивостоком и новой русской базой в Китае Порт-Артуром. Такая дорога получалась много короче, чем по нашей территории - русско-китайская граница изгибается дугой, а КВЖД почти по прямой линии соединяет ее концы. После потери Россией Порт-Артура, КВЖД поменяла вектор и стала стратегическим мостом к нашей Восточной границе и желающих владеть этим мостом было много.

 После Революции, Антанта несколько раз пыталась прибрать КВЖД к рукам. Например, на Вашингтонской конференции 1921-1922 г, куда СССР естественно не пригласили, США и Британия на полном серьезе пытались поставить дорогу "под контроль мирового сообщества", то есть под свой. Мол, контроль России над этим объектом был не только не эффективным, но и даже попросту несправедливым. Но благодаря совместной работе наших дипломатов и разведчиков, в 1924 г СССР и Китайская Республика подписали соглашение о совместном управлении КВЖД.

 И вот войска маршала Чжан Сюэляна, начали то, что от них ждали Запад и Япония. Мукденская армия насчитывающая 300 000 солдат и офицеров, 450 артиллерийских орудий, 11 кораблей Сунгарийской флотилии, 5 самолетов современного типа, и плюс резерв из 70 тысяч белогвардейцев и 200 000 территориальных и полицейских войск, стала готовиться к удару. Китайский тигр, готовился к прыжку на слабого и ленивого русского медведя.

 Этим силам РККА могла противопоставить только 18 000 штыков, при 150 артиллерийских орудиях, 25 самолетах и 14 кораблей Амурской военной флотилии. Превосходство Мукденской армии в военной силе было практически абсолютным и в победе не сомневались ни китайцы, ни их союзники.

 В 1929 году китайские власти начали антисоветские провокации... В мае китайская полиция ворвалась в здание генконсульства СССР в Харбине, провела обыск, избила и ограбила сотрудников посольства. Был даже арестован Советский генконсул Борис Николаевич Мельников (расстрелян в 1937году)

 А 10 июля КВЖД была полностью захвачена китайцами, разгромлены все советские организации. Было арестовано около двух тысяч служащих КВЖД, Советских учреждений и членов их семей. Специально для русских был создан концлагерь Сумбэо.
 Китайская армия была приведена в полную боевую готовность.

 15 июля Чан Кайши выступает с речью, объявляя СССР главным врагом - "красный империализм хуже, чем белый". Западная и Японская пресса разражаются потоком антисоветских и прокитайских статей. 25 июля Госсекретарь США Г.Л. Стимсон обратился к правительствам Англии, Франции, Италии, Японии и Германии с меморандумом, излагавшим план коллективного вмешательства этих держав в конфликт на КВЖД.

 Началась секретная конференция, на которой делилось имущество СССР, но наши разведка и дипломатия и тут сказали свое слово. Неожиданно на стороне СССР резко выступила Германия, Запад этого не ожидал и временно отступил.

 17 июля 1929 г. СССР заявил о разрыве дипломатических отношений с Нанкинским правительством. А 1 августа Сталин потребовав восстановления на КВЖД порядка, существовавшего до начала конфликта.

 В ответ Китайцы начали военные действия...
 16 августа китайская рота атаковала поселок Абагайтуевский, но защищавший его взвод красноармейцев отбил атаку.
 17 августа два китайских батальона (1000 штыков), напали на погранзаставу "Полтавка", на которой находились в это время 17 пограничников. Китайцы предложили им сдаться или покинуть заставу, в ответ пограничники встретили китайцев пулеметным огнем. Больше суток продолжался жестокий бой, застава была полностью окружена, многие бойцы ранены. (Во время боя вместе с начальником заставы Иваном Казаком вторым номером у пулемета была его жена Татьяна. За этот подвиг она была впоследствии, первой из советских женщин, награждена орденом Красной Звезды.) Китайцы поставили себе целью взять заставу любой ценой и подтянули резервы. Но накануне атаки, им ударил в тыл подоспевший Уссурийский кавалерийский полк. Китайцы бросились бежать, но наши кавалеристы, увлеченные боем, на плечах бегущего врага перешли китайскую границу, с ходу ворвались в город Санчагоу, разгромили его гарнизон и к концу дня вернулись обратно на территорию СССР. (Все это очень напоминает поведение наших погранцов 22 июня 1941 года на Румынской границе, все-таки ребят очень хорошо учили).

 18 августа усиленный китайский батальон атаковал уже другую погранзаставу. Тут уже терпение командования РККА лопнуло, на помощь пограничникам были немедленно переброшены части РККА с артиллерией. Китайцы тоже подтянули артиллерия и ввели в бой бронепоезд. Но были отбиты и обращены в бегство.

 2 октября китайцы проведя силами полка отвлекающий прорыв, создал на советской территории три линии окопов, несколько блиндажей, соединили их ходами сообщения с китайской стороной и захватили несколько сопок. Батальон РККА прикрывавший этот участок границы провел, ложное отступление. Когда совсем стемнело и китайцы стали праздновать победу, наша батальонная разведка выдвинулись к позициям противника, бесшумно сняла посты и перерезала телефонные провода, и дали сигнал батальону. Атака красноармейцев была стремительной и беспощадной, окопы были буквально вычищены русскими штыками. Когда часть уцелевших китайцев заперлась в блиндаже, командир взвода Ким-Ю-Ген, кореец по национальности, прекрасно знавший китайский, постучал в дверь блиндажа и на чистом китайском языке, строго приказал открыть ему дверь. Ему открыли... Этот бой так же закончился поражением китайцев.

 Провокации на границе, на какое-то время прекратились, но это было затишье перед бурей. Разведка доложила, что, северо-западнее озера Ханка, создана сильная группировка противника, целью которой имеется захват советского приграничного города - Иман (Дальнореченск), перерезать железную дорогу между Хабаровском и Владивостоком и отрезать тем самым южные районы советского Приморья от остальной части Дальнего Востока. Также стали известны планы Китайских, Японских и иных спецслужб, создать в Имане из эмигрантов-белогвардейцев, марионеточное правительство.

 Именно поэтому 6 августа 1929 г. Сталин отдаёт приказ командующему Особой Дальневосточной армией В.К. Блюхеру (арестован 22 октября 1938 года, 9 ноября умер в тюрьме от пыток), о подготовке упреждающей военной операции.
 Задача поставленная Сталиным перед командованием РККА казалась абсолютно нереальной - противник обладал абсолютным превосходством в силах. Япония была готова вмешаться в любой момент и не только Япония.

 Ясно было одно, оборонительную войну СССР проиграет. Перебросить дополнительные войска с Западного направления невозможно, во первых пропускная способность железных дорог и изношенность паровозного и вагонного парка не давала сделать это должным образом, во вторых - Польша, Финляндия и Румыния держали на наших границах серьезные силы, а ввиду проводимого в то время реформирования армии, численность РККА была серьезно уменьшена и ослаблять войска прикрытия на Западной границе, было несвоевременно. Но наступать и наступать первыми необходимо, но как ?

 В Москве приняли решение, действовать наличными силами, создать на базе имеющихся частей РККА мангруппы и нанести внезапные точечные удары, по китайским войскам готовящимся к нападению на СССР. Операция должна быть молниеносной, приоритетной задачей должен быть захват ключевых дорожных узлов, разгром штабов и удары по выдвигающимся к местам боестолкновений китайским резервам. Главным методом, была принята теория локального превосходства, притом что противник не мог определить заранее точное место удара Советских войск. И обязательно - полное господство в воздухе.

 Это была теория Блицкрига в чистом виде, именно та теория которую немцы, увы успешно применил в 1941 году.
 В РККА, было мало командиров и частей пригодных для такой войны и выбирали из того что есть, и ведь получилось. Дерзкий и умелый командир А.И. Черепанов, прекрасно проявившего себя в недавнем походе в Афганистан, был назначен командовать Первой Тихоокеанской дивизией, отлично сработал его спокойный и грамотный начальник штаба Альберт Янович Лапиньш (Лапин) (Арестован 17.05.1937, 21.09.1937 покончил жизнь самоубийством в тюрьме). Даже В.К. Блюхер, осуществляющий общее руководство операцией, (частенько не вникавший в детали и проявлявший беспечность), в критический момент боев на Чжайланорском участке, настоял на продолжении наступления, что привело в результате к победе.

 Направлением первого удара был выбран район слияния рек Сунгари и Амура, на фланге вражеской группировки у озера Ханка, где китайцы готовили наступление.
 Начало "Сунгарийской" операции было назначено на 12 октября. Основными задачами операции было уничтожение крепости Лахасусу и ее гарнизона и разгром Сунгарийской китайской флотилии, что устраняло китайскую угрозу судоходства по Амуру.

 Накануне операции, была усилена авиационная Забайкальская группировка, сюда была переброшена 26-я отдельная бомбардировочная эскадрилья на Р-1. (18 машин за 44 летных часа преодолели расстояние в несколько тысяч километров) эскадрилья вошла совместно с 6-м и 25-м отрядами в Забайкальскую авиагруппу, которая насчитывала теперь около 40 самолетов. К концу октября численность авиагруппировки на Дальнем Востоке была доведена до 69 самолетов, против 5 самолетов "Бреге" у китайцев. В добавок к этому, в зоне боевых действий находилась плавбаза "Амур" с 4 самолетами на борту, она обеспечивала также снабжение еще нескольких гидросамолетов. Благодаря этому, радикально повысились качество и эффективность авиаразведки РККА. Для китайцев это было неожиданностью.

 12 октября 1929 года, в 6 часов 10 минут, советской авиацией был нанесен с внезапный авиаудар по скоплениям войск и артиллерийским позициям противника. В зоне наступления господство авиации РККА в воздухе было абсолютным. Сунгарийскую операцию поддерживал 21 самолет. Через две минуты после авианалета, вступили в бой мониторы Дальневосточной флотилии, первым открыл огонь флагман - монитор "Ленин", его поддержали еще восемь наших мониторов, 11 китайских судов и береговые укрепления, были накрыты огнем. От совместных ударовов мониторов и авиации Китайская Сунгарийская флотилия потеряла 4 корабля и через 2 часа прекратила сопротивление.
 Через пять минут после начала бомбардировки был высажен десант под руководством командующего Амурской флотилией Я.Озолина (Награжден двумя орденами Красного Знамени, расстрелян 27.09.1938). В операции было задействовано два стрелковых полка 2-й Приамурской стрелковой дивизии (1117 человек, 21 орудие, 78 пулемётов) под командованием комдива Ивана Андреевича Онуфриева (награжден тремя орденами Красного Знамени, Расстрелян 25.04.1938)

 В китайской крепости Лахасусу - 5,5 тыс. человек, 20 орудий, 16 бомбомётов, 26 пулемётов, и в окрестных гарнизонах было еще около 17 000 солдат и офицеров противника". Наших было около тысячи человек, но это были русские солдаты. И небо было нашим, что и сыграло свою роль.

 Многоцелевые самолеты Р-1 и МР-1 были фанерными, но в руках наших пилотов, они были грозной силой. Наша авиация подавила китайскую артиллерию и вывела из строя уцелевшие корабли, которые более не могли вести артиллерийский и пулеметный огонь по нашим наземным войскам.

 В дело вступила наша артиллерия и начала истребление противника, лишенного маневра в крепости и укреплениях. Оглушенные, понесшие серьезные потери и потрясенные китайцы не смогли помешать продвижению наших пехотных частей. Особое впечатление на противника произвела тяжелая артиллерия мониторов. Китайцы оказались в безвыходном положении и к 15 часам капитулировали.

 Враг потеряли около 500 человек убитыми и несколько тысяч пленными. В тот же день, части РККА, разрушив уцелевшие вражеские укрепления, вернулись на советскую территорию. Наши войска захватили- плавучую батарею "Дун-И", которая под названием "Х42500" приняла участие в разгроме Японии в 1945 г.

 Не успели маньчжурские генералы оправиться от этого поражения, как был взят находившийся в 70 км юго-западнее г. Фугдин (Фуцзян) с еще более многочисленным гарнизоном и сильными оборонительными сооружениями, чем в Лахасусу.
 Операции была назначено на 30 октября. Японская разведка увы была в курсе и проинформировала об этом китайское командование, но с таким же успехом они могли слить эту инфу повару китайского ресторана в Харбине. Китайские "стратеги" затопили в Сунгари несколько старых барж, поставили заграждение из плавучих мин и на этом успокоились. По расчетам китайского командования, получалось что имеющимися в наличии силами Красной Армии, Фугдин взять невозможно. Опять же Сунгари начала сковываться льдом и китайцы расслабились, за что и поплатились....

 Разгром был жестоким. Сначало совместные удары советских кораблей и самолетов, а затем сокрушительный огонь по дезорганизованным китайским войскам. Кстати, Лухасусу был взят второй раз - буквально походя. Китайский гарнизон мужественно не дал разгромить себя "круглоглазым русским варварам", китайцы просто бежали. Их даже не преследовали.

 В пять часов утра 30 октября корабли Амурской флотилии с десантом на борту, прошли 70 км по замерзающей Сунгари, вытралили минные заграждения, и руководствуясь данными авиаразведки, обойдя затопленные корабли, ворвались на Фугдинский рейд. Китайские корабли и береговая артиллерия открыли огонь. Но вдруг не смотря на мороз и шквальный ветер появились восемь МР-1 с красными звездами, первым делом они потопили два военных парохода, "Цзян Ань" "Ли Чуань". А пара МР-1 командира отряда Э.М.Лухта и начштаба Д.И.Боровикова пустили на дно, флагмана китайской флотилии канонерку "Цзян Хэн", после чего атаковали и рассеяли китайский кавалерийский отряд численностью в 300 сабель, который пытался сбросить наших десантников в реку. К вечеру красноармейцы прорвались на южную и восточную окраины города. Завязались жестокие уличные бои. Под утро большая часть гарнизона бежала, окруженные со всех сторон 500 китайских солдат капитулировали, потери китайцев составили больше тысячи человек и 11 судов. Китайская военная флотилия была уничтожена полностью.

 Но как говориться битому неймется. Несмотря на поражение на Сунгари, маршала Чжан Сюэляна принял решение, все равно начать наступление на Приморье, ведь в оставшуюся китайскую группировку входили: 70 тысяч солдат и офицеров, 200 пулемётов, 120 орудий, 110 минометов. Непосредственно на острие главного удара находилось 16 500 пехотинцев, 4500 кавалеристов, 124 пулемета, 94 миномета, около 30 орудий, 2 бронепоезда. В ближайшем тылу этой группировки находились еще около 8000 солдат и офицеров, 24 пулемета, 24 миномета, 20 орудий, 5 самолетов. Кавалерия была усилена лучшей китайской частью - Мукденской кавбригадой.

 Части РККА насчитывали 2800 штыков, 960 сабель, 131 станковый и ручной пулемет, 36 орудий, 25 самолетов.
Противник имел семикратное превосходство в живой силе непосредственно в районе боевых действий и еще такое же - в резерве. По артиллерии китайцы превосходили нас в 3 раза. Китайские солдаты были вооружены теми же трехлинейками (или "арисаками"), теми же пулеметами "льюис" и "максим". Но наши снова пошли на упреждение...

 В шесть часов утра 17 ноября 1929 г. наши разведчики снова бесшумно сняли часовых и перерезали телефонные провода, одновременно с этим самолеты РККА пересекли границу с Китаем. Китайские пограничные отряды были сметены огнем артиллерии, мобильных пулеметных групп и авиаударами.

 В 6 часов 40 минут самолеты 19-го авиаотряда нанесли бомбовый удар по Мишаньфускому аэродрому, уничтожив 4 вражеских самолета. Господство в воздухе стало абсолютным. Мобильные кавалерийские группы глубоко прорвались на территорию противника. Одним из командиров такой группы, был будущий маршал СССР и Польши, К. Рокоссовский, тогда комбриг Кубанской бригады. ( в 1937 был арестован, подвергался пыткам, но не сломался. В 1940 освобожден и реабелитирован)

 По совету французских специалистов, у китайской кавалерии шашки были заменены на револьверы, что китайцев и погубило. В лихих кавалерийских стычках, револьвер давал не больше 10% попаданий, а шашка она и в Африке шашка. Был у наших кавалеристов сюрприз и для китайской пехоты. Кавбригады гуляющие по китайским тылам, были очень хорошо насыщены пулеметами и было это неспроста... Бригада занимала китайский город, после того, как противник это обнаруживал, то бросал туда массу войск с приказом взять объект любой ценой. Китайские войска идя в как правило плохо подготовленные атаки, попадали под шквальный пулеметный огонь. Ну а потом разгром довершали острые шашки. А китайская кавалерия, к концу конфликта, так просто стала избегать прямых столкновений с красной конницей.
 К 15-00, 17 ноября наши кавалеристы, после 40 км марша вышли с тыла к городу Мишаньфу, заняв господствующую высоту. По плану Черепанова противника надо было блокировать, окружить, сорвать попытки деблокирования и затем уничтожить или принудить к сдаче.

 К 16 часам к Мишаньфу подтянулись стрелковый батальон и гаубичная батарея. При поддержке артиллерии пехота пошла на штурм города. Китайцы перебросили к месту штурма резервы. Но Черепанов бросил в бой еще два батальона 3-го полка и при поддержке двух артиллерийских батарей начал атаку города с фронта. С юго-востока ударил 2-й полк с двумя горными батареями. Китайцы поняли, что их переиграли и под угрозой полного окружения, пытались отойти за реку Мурень. Для этой цели один из полков Мукденской дивизии попытался вырваться из города, но, кавалеристы 87-го кавалерийского полка 9-й бригады встретили китайцев его пулеметным огнем, а когда противник в панике побежал, взяли китайцев в шашки. Как говорится, "Руби их в песи, круши в хузары!" Было уничтожено больше 500 вражеских солдат, прорыв окружения не удался, а при попытке переправиться через реку, попав под под винтовочно-пулеметный огоня китайцы запаниковали и большое их количество утонуло. К вечеру 17 ноября Мишаньфу пал.

 Для прикрытия наступления на Мишаньфу с юго-запада выдвинулся 1-го Читинского стрелковый полк под командованием И.Ф. Куницкого (расстрелян 14.10.37г.), полк действовал очень успешно и к 22 часам 17 ноября был взят Тайпинчжин, лишив противника возможности развернуть наступление на Мишаньфу со всех сторон.

 Вечером 18 ноября наши войска, выполнив все поставленные задачи, вернулись на свою территорию. Потери китайцев в этой операции составили около 8 тысяч убитыми и ранеными. Ребятами из ГРУ было захвачено 2 штабных автобуса, с огромным количеством документов, подтверждавших планы наступления китайцев на Приморье и их связь с Японией и Западом.

 Главная операция проходившая 17-20 ноября в Забайкалье, получила название Маньчжуро-Чжалайнорской. Штурм Чжалайнора и бои под станцией Маньчжурия были крупнейшими и решающими боями конфликта на КВЖД. Будущий маршал Чуйков, принимал в тех боях активное участие.

 Советское командование сосредоточило здесь: 6000 чел. пехоты, 1600 кавалерии, 88 орудий, 497 пулемётов, 32 самолета, 3 бронепоезда и 9 танков, только что принятых на вооружение. Войска с соблюдением строгих мер секретности были переброшены к границе, однако японская разведка, обладая в районе огромным количеством агентуры, в том числе увы и в частях РККА, вскрыла планы нашего командования, и китайцы наши войска уже ждали. ( В 1945 году, памятуя об 1929 годе, НКВД и СМЕРШ провели накануне Маньчжурской стратегической наступательной операции серьезную зачистку и уж тогда японская разведка не узнала ничего)

 На этот раз РККА противостояли около 60 тысяч китайских солдат и офицеров, 107 пулеметов, 70 орудий, 100 минометов, 2 бронепоезда и 3 самолета. Наиболее важными опорными пунктами, кроме самого Чжалайнора были города Маньчжурия, Хайлар и Цицикар. Там под руководством западных специалистов были возведены мощные оборонительные сооружения. На самых важных направлениях были отрыты 3 линии окопов полного профиля, между которыми были сделаны блокгаузы с перекрытиями из рельсов и шпал и засыпкой до 1 м мерзлой земли. Китайцы были предупреждены японское разведкой о возможном применении танков и успели подготовиться - отрыли противотанковые рвы, вывели артиллерию на стрельбу прямой наводкой, пехоту снабдили большим количеством гранат. Однако как уже сложилось в этом году, это китайцев не спасло.

 Противник знал примерное место удара нашей группировки противник и имел в этом месте двукратное превосходство в живой силе - 15 000 солдат, 26 пулемётов, 70 орудий и минометов, 2 бронепоезда.

 Наши войска имели небольшое преимущество в мощи артиллерийского огня, господство авиации в воздухе и имели 9 танков нового типа - МС-1, только что поступивших на вооружение. Подавляющее большинство красноармейцев в этих боях вообще впервые в жизни увидели танк, крестьянские парни обычно даже тракторов в глаза еще не видели. Не имели понятия о танках и части обеспечения. При разгрузке один из танков получил настолько серьезные повреждения, что был разобран на запчасти.

 Но надо отметить, что ни один советский танк не был уничтожен противником, а такой финт наших танкистов, как стрельба а из пулемета вдоль траншеи противника, произвел на китайцев неизгладимое впечатление. Те же танки, применялись для уничтожения дзотов и блиндажей, парой выстрелов в упор внутрь укрепления, прекращая всякое сопротивление китайцев. (Кстати через пятнадцать лет, американцы применяли ту же методику при штурме линии Зигфрида) В.Чуйков вспоминает, что он был свидетелем боя, где танки позволили прорвать оборону китайцев без каких-либо потерь с нашей стороны.

Окончательный план операции выглядел таким образом:
 21-я дивизия (комдив П. И. Ашахманов) с бурят-монгольским кавдивизионом должна была блокировать китайский гарнизон в городе Маньчжурия с севера, запада и юга.
 36-я стрелковая дивизия (комдив Е. В. Баранович) с танковой ротой наносила удар с севера между Маньчжурией и Чжалайнором, перерезая оперативную связь между 9-й и 17-й китайскими бригадами и направляя главный удар на Чжалайнор с запада, одновременно блокируя 9-ю маньчжурскую бригаду с востока.
 35-я стрелковая дивизия (комдив П. С. Иванов) наносила главный удар с севера на юг, на Чжалайнор, силами батальона захватывала высоту 101, что в 5 км восточное Чжалайнора, тем самым отрезая путь отступления из Чжалайнора на Хайлар. (Чжайланорская бригада имела около 12 000 чел. Представьте себе, каково было 400 нашим бойцам удержать ее натиск, но ведь удержали).
 5-я кубанская кавбригада (комбриг К. К. Рокоссовский) получила задачу -- ударом через высоту 101 выйти на южную окраину Чжалайнора и с юга атаковать поселок и железнодорожную станцию.

 На рассвете 17 ноября 20 самолетов нанесли бомбовый удар по позициям китайцев в районе г. Чжалайнор, в течение часа шла артподготовка. Наша фронтовая разведка быстро вскрыла крупные недостатки оборонительных сооружений, построенных под руководством западных инженеров. Дымоходы от печей, расположенных в китайских блиндажах, поднимались вертикально вверх. Красноармейцы быстро приспособились бросать в блиндажи гранаты через трубы печей. Оставшиеся в живых китайские солдаты стали поспешно покидать блиндажи и сдаваться.

 Наши мобильные группы захватили ключевые стратегические пункты, которые китайцам приходилось штурмовать или проходить с чудовищными потерями. После ряда сокрушительных ударов китайцы начали паническое отступление. Всего за 4 дня китайская группировка под Чжайланором прекратила существование как военная сила.

Дальнейшая хроника событий была следующая:
 29 ноября Советская авиация совершила два налета на штаб командующего китайскими войсками в Манчжурии, после чего правительство маршала Чжан Сюэляна запросило мира.
 1 декабря в Хабаровске, начались советско-китайские переговоры о перемирии, но азиатское коварство дало себя знать. 2 декабря со стороны китайского города Шивей, был произведен артналет на советскую территорию, на что наша артиллерия нанесла массированный удар по китайской батарее. Китайские войска оставили город и отошли.
 14 декабря, на КВЖД было восстановлено положение, существовавшее до 10.07.1929 г. За советской стороной восстановлены должности управляющего КВЖД и одного его заместителя.
 22 декабря в Хабаровске Подписан протокол об урегулировании конфликта на КВЖД между СССР и Китаем и восстановлении положения, существовавшего на КВЖД до 10.07.1929 г. Китай обязался покончить с деятельностью белогвардейских банд в Маньчжурии. Проведение новой советско-китайской конференции намечено на 25.01.1930 г. в Москве.
 23 декабря начался вывод советских войск с территории Манчжурии.

Источник

Мятеж сектантов в Мекке – штурм мечети Аль-Харам и Каабы

Посол США в Саудовской Аравии Джон Вест сообщал в Госдепартамент: “Рано утром 21 ноября 1979 года саудовское МВД издало заявление, которое предавалось по радио и напечатано в газете Okaz. Заявление гласило: “Группа вооруженных ренегатов, предавших ислам, проникла в священную Великую Мечеть Мекки ранним утром предыдущего дня. Они представили одного из своих молящимся в качестве Махди, и угрожая оружием, вынудили принести присягу верности ему. Саудовские власти попросили, чтобы религиозные авторитеты высказали свое мнение о происходящем. Следует ожидать появления другого заявления, в котором будет дано объяснение происходящего”.

Американские пилоты вертолетов саудовской гражданской обороны были подняты по тревоге в 5:30 утра 20 ноября. В течение дня они совершили несколько полетов над мечетью. На борту находились офицеры саудовского директората общей разведки. Пилоты рассказали, что вертолеты оба раза попадали под обстрел со стороны лиц, захвативших мечеть. Во время полета над мечетью во второй половине дня 20 ноября вертолеты были обстреляны с пулеметных гнезд на минаретах. В ночь с 20 на 21 ноября мечеть не была освещена – такого, по словам местных жителей, не случалось никогда. Ночью снайперы с минаретов вели обстрел близлежащих кварталов Мекки”.

Американцы также знали о том, что операция по освобождению мечети возложена на саудовский МВД, а не на Национальную Гвардию.

Саудовские декларации, между тем, никак не помогли в разъяснении того, что происходит, в мусульманском мире. Сирийские и ливанские СМИ повторили и расширили инсинуации аятоллы Хомейни. Захват мечети теперь именовался не иначе, как “сионистским заговором с целью сорвать арабский саммит в Тунисе”.

Несмотря на то, что через день после захвата мечети связь с внешним миром была восстановлена, и западные корреспонденты указали на тот факт, что мятежниками являются крайние фундаменталисты – саудовские бедуины, эта новость потонула в настоящем цунами фальшивок и домыслов. Сообщалось, что в ходе штурма были убиты бывший и нынешний губернаторы Мекки, саудовские принцы и имам Великой Мечети Ибн Субейль.

Дому Сауд необходима была быстрая и решительная атака. Во второй половине дня 20 ноября был разработан план лобового штурма, в которой должны были принять участие представители спецназа МВД (принц Найеф), саудовской армии (принц Султан) и национальной гвардии (принц Абдалла). Все три принца хотели своей доли славы победы на еретиками, и потому настояли на создании совместной боевой группы, члены подразделений которой никогда вместе не тренировались, и даже не имели совместимых средств связи между собой.

[Spoiler (click to open)]Принц Султан, посоветовавшись со своими военными атташе в Пакистане и США, а также с придворными генералами, отдал приказ о немедленной атаке парашютистов. Их спустили на веревках на площадь в центре мечети, у Кааба. Все они были убиты снайперами мятежников еще до того, как достигли земли.

2

Принц Султан после этого сдал командование принцу Турки, начальнику директората общей разведки. Турки вызвал к себе Салема бин Ладена, старшего брата Усамы.

Салем возглавлял семейный строительный бизнес отца основателя “Аль-Каиды”. Бин Ладены, как главные подрядчики реновации мечети имели в своем распоряжении бесценную информацию – точные карты мечети и лабиринтов ее подземелий, а также планы электропроводки. Салем был своеобразным вариантом саудовского плейбоя.

Пилот-самоучка, обладавший извращенным чувством юмора, он был достаточно близок к королю Халеду, и позволял себе такие шуточки, от которых у всех глаза на лоб лезли. Однажды ему пришлось делать операцию по удалению геморроя. Он заставил врачей сфотографировать процесс в подробностях, после чего послал фотоотчет его королевскому величеству.

Салем прибыл на пикапе, в кузове которого был установлен тяжелый пулемет. Он, однако, не привез драгоценных чертежей: по его словам, компания находилась в процессе переезда в новую штаб-квартиру, чертежи затерялись где-то в сотнях ящиков документации, и его люди прилагают все усилия, чтобы их найти.

Это означало, что саудовская армия должна была действовать наугад, вслепую. Никто не сказал солдатам ни о лабиринтах Кабу, ни о количестве или качественном составе мятежников, значительная часть которых была ветеранами национальной гвардии.

В ночь на 21 ноября паломники, прятавшиеся в мертвой зоне – на территории отеля Африка услышали гром канонады. Саудовские орудия, выставленные на холмах вокруг Мекки, начала артиллерийский обстрел главной святыни ислама – Запретной Мечети ( Мечети аль-Харам). Заряды, однако, были холостыми, и с их помощью принцы намеревались дезориентировать людей Джахаймана. Под прикрытием артобстрела группа коммандос побежала к двухэтажной галерее Марва-Сафа. Они надеялись захватить ворота Баб эс-Салям и удерживать их до прибытия основных сил.

4
Устроенный саудовской артиллерией фейерверк не произвел никакого впечатления на сторонников Махди. Они отстреливали коммандос с минаретов и с верхних галерей мечети. Когда коммандос приблизились к Баб эс-Салям, ворота внезапно распахнулись, и на солдат обрушился шквал смертоносного огня. Командовавший наступательной операцией майор Шааман был изрешечен пулями. Коммандос, под огнем снайперов с минаретов отошли, оставляя на поле боя раненых и убитых.

Принцев очевидная неудача не обескуражила, и они решили бросить в атаку только что прибывший в Мекку парашютный батальон. Большинство его солдат только что закончили обучение во Франции.

Батальон, в отличие от коммандос, должен был атаковать северный конец галереи Марва-Сафа, и оттуда осторожно продвигаться к воротам Баб эс-Салям, зачищая по пути галерею.

Командир батальона, полковник Хомейд, просил подождать наступления темноты. Он надеялся ослепить мятежников прожекторами, и, таким образом, снизить количество потерь среди десантников. Принц Найеф, в нетерпении и бешенстве, вскричал: “Ты не мужик!” Полковник отдал честь и отдал приказ начать немедленную атаку, которая, как он хорошо знал, закончиться потерей его лучших и наиболее обученных людей. Принца это не интересовало. Убитые в таком святом предприятии солдаты рассматривались как шахиды, немедленно получившие билетик в Парадиз.

Парашютистам удалось прокрасться к входу в галерею – воротам на холме Марва незамеченными. Они подложили под ворота мощный заряд тротила, и взорвали их. После этого парашютисты начали медленно продвигаться вперед по галерее – крытой пешеходной ступенчатой дороге длиной в 450 метров в несколько полос, на которой был полно хороших убежищ для снайперов. В засаде поджидали несколько десятков мятежников, во главе с самим Махди. В тот момент, когда парашютисты осознали, что они – в ловушке, было слишком поздно – на них обрушился шквал свинца из боковых окон. Одним из первых был убит полковник Хомейд, лично возглавивший атаку.

Парашютисты отступили под сильным огнем. Они потеряли убитыми несколько солдат и майора. Раненый лейтенант и рядовой были взяты в плен. Лечить раненых было нечем, да и незачем – мятежники, как и миллионы пилигримов по всему миру, искренне верили в то, что достаточно промыть раны водой из священного источника Зам Зам, как они сами затянутся. Пока этого не произошло, заросшие бородами страшилища Джахаймана объяснили своим пленникам, как обстоят дела – о том, что произошло явление Махди, а посему радио, ТВ, саудовский король и униформа цвета хаки отныне – харам.

В эти самые часы министр информации Саудовской Аравии Мухаммед Ямани выступил с речью, в которой сообщил, что “Ситуация теперь, слав Аллаху, под контролем. Эта группа, отклонившаяся от ислама, теперь под контролем служб безопасности” – в момент, когда мятежники убили полковника-десантника и взяли в плен командира взвода.

На следующий день, пятницу, 23 ноября, вдохновленные речами министра информации правоверные по всему миру ждали традиционной трансляции пятничной молитвы из Великой Мечети. Трансляции не произошло, также как и не произошло самой молитвы – впервые за несколько сот лет. В качестве альтернативы транслировалась проповедь имама Мечети Пророка Мухаммеда в Медине. Имам в бешенстве кричал в прямой эфир, что “бандиты, растоптавшие святость Великой Мечети, заслуживают только одного наказания – их надо распять, или отрубить им руки и ноги”.

23 ноября высшее саудовское духовенство – улема, приняло фатву, суть которой сводилась, на данный момент к одному: “в создавшейся ситуации боевые действия на территории Великой Мечети разрешены”.

С точки зрения принцев, это означало, что речь идет о настоящей войне, а не о полицейской акции, и что на мятежников можно обрушить всю мощь современной западной военной технологии, купленной за саудовские нефтедоллары. К мечети подогнали бронетанковую бригаду имени короля Абдуль-Азиза, и артиллерийские подразделения. Тяжелые потери были неизбежны, а посему по всему королевству прошла мобилизация военных врачей.

В ночь на 24 ноября бронетанковая бригада имени короля Абдуль-Азиза была готова к атаке. На мечеть, как и предлагал покойный полковник Хомейд, направили прожекторы. Несколько часов саудовская армия передавала через громкоговорители требование о немедленной капитуляции. На призывы никто не откликнулся.

Первой задачей армии было убрать снайперов с минаретов. Поскольку минареты служили прекрасным прикрытием, было решено, что единственный способ избавиться от снайперов – это посбивать балюстрады противотанковыми ракетами американского производства TOW. Ни один из снайперов не пережил этой атаки, хотя сами минареты выстояли.

После этого мечеть собирались атаковать американскими бронетранспортерами M-113. По плану, они должны были въехать во внутренний двор мечети и занять площадь, окружавшую Кааба.

Командующий операцией, генерал Дхахери, решил, что его люди продолжат с галереей Марва-Сафа. В то же время национальная гвардия и спецназ МВД должны были двигаться навстречу друг другу по внешнему периметру мечети, зачищая его от мятежников. M-113, обстреливая из своих пулеметов верхнюю галерею, медленно продвигались к мечети. Под их прикрытием шли солдаты. Мятежники затаились за парапетами, построенными бин Ладеном и за древними камнями Суфа. Оборону возглавлял лично Махди. К этому моменту он сам уверовал в то, что не является простым смертным, и с видимым удовольствием брал на себя любой, самый невероятный риск – и выходил из боя без единой царапины.

M-113 впервые предоставили саудовским солдатам существенное преимущество. У мятежников не было ничего похожего на TOW, и пули отскакивали от брони, не причиняя экипажу никакого вреда.

Мятежники должны были остановить бронетранспортеры любой ценой. Сначала Махди, размахивая канистрой с бензином и горящей тряпкой, бросился к одному из M-113, невзирая на град пуль. Полив машину бензином и кинув тряпку, он ретировался, снова целый и невредимый. Это подвиг, однако, ничего не дал – бронетранспортер просто сдал назад, и солдаты сбили пламя под прикрытием внешней стены. Джахайман предложил другой план. В подземельях религиозной академии были расположены кухни с некоторым запасом газа в баллонах.. Джахайман предположил, что если бросать баллоны под гусеницы, они будут взрываться. Этот план, однако, не удалось осуществить – M-113 вели слишком плотный огонь, и к ним нельзя было подобраться на достаточно близкое расстояние.

Подходящая возможность представилась, когда один из броневиков застрял в воротах нижней галереи. Пока водитель нервно пытался дать задний ход, мятежники закидали машину коврами, закрыв экипажу обзор. После этого один из боевиков заскочил на броневик, открыл люк, и швырнул внутрь коктейль Молотова. Через секунду внутренности M-113 превратились в пышущую печь, экипаж сгорел заживо.

Воспользовавшись суматохой битвы, часть заложников попыталась сбежать из подвалов мечети. В темноте солдаты приняли их за контратаку мятежников. Они были скошены пулеметным огнем. Также наступавшие с разных сторон подразделения национальной гвардии, спецназа и армии, подчинявшиеся разным принцам и обладавшие несовместимыми системами связи, периодически вступали в смертоносную перестрелку друг с другом.

Минимум три бронетранспортера прорвались к Каабе и поливали огнем внутренние галереи мечети. Гигантский пожар начался в галерее Марва-Сафа между двойными минаретами.

К ночи с 24 на 25 ноября большинство мятежников ретировались в подземелья Кабу. Лишь несколько человек прорывались с суицидной миссией на поверхность, внезапно выскакивая перед солдатами и поливая их огнем. Среди них был Махди. Он придумал новый способ демонстрации собственной бессмертности. Солдаты, зачищая запутанные проходы в галереях, закидывали их ручными гранатами. Махди , за те доли секунды, что оставались до взрыва, успевал схватить гранату и бросить ее обратно.

Раз за разом ему удавалось убивать гранатами их метателей. Кредит удачи, выписанный на его имя Аллахом, тем не менее, закончился, и граната взорвалась у Махди под ногами, превратив нижнюю часть его тела в обугленную жижу. Товарищи решили, что Махди или мертв, или смертельно ранен, и ретировались в подземелья Кабу.

К утру 25 ноября Великая Мечеть, согласно отчету американского пилота саудовского вертолета, представляла собой жалкое зрелище. Верхушки пяти из семи минаретов были частично разрушены. Все ворота , ведущие в мечеть были или взорваны, или снесены. По мечети бродили саудовские солдаты. Наземное сопротивление было сломлено.

Несколько отрезанных от Кабу мятежников были взяты в плен и начали давать ценную информацию. Среди них было минимум три женщины. К этому времени Салем бин Ладен наконец-то нашел планы мечети. Принц Турки, изучая их, только теперь осознал, что самая главная и страшная битва – впереди. Безумный лабиринт подземелий, наполненных провизией и амуницией, представлял собой идеальную оборонительную позицию. Принцы особенно опасались того, что из подземелий существует неизвестный тоннель за пределы города, по которому мятежники могут получать снабжение и подкрепления. Над пустыней вокруг Мекки кружили вертолеты, следя за всяким подозрительным движением.

Турки было не по себе от обманчивого поверхностного спокойствия мечети. Даже голуби покинули ее – голуби, которые на протяжении всей мусульманской эры летали вокруг нее. Артобстрелы причинили значительный ущерб.

Осаждающие, поняв, что бой за Кабу приведет к потере тысяч солдат и неизвестного количества заложников, начали активно изучать разного рода неортодоксальные идеи. Вначале Кабу предлагали затопить водой, а потом убить все находящихся внутри мощным зарядом электротока. Подобный радикальный способ, однако, покончил бы и с мятежниками, и с заложниками. Кроме того, в распоряжении властей просто не было такого количества воды. Принц Турки сухо заметил: “Даже если мы вычерпаем все Красное море, на Кабу воды не хватит”.

Власти также не знали, какова судьба Махди. Каждый взятый в плен мятежник утверждал, что он – Мухаммед Абдулла. Мать настоящего Мухаммеда Абдуллы привезли к королю Халеду. Глядя ему в глаза она сказала: “Если мой сын – Махди, он убьет тебя. Если он – не Махди, ты убьешь его”.

На протяжении всей осады саудовские власти очень опасались того, что Махди удастся ускользнуть и возобновить борьбу в другое время и в другом месте. От взятых в плен мятежников не удавалось получить никакой вразумительной информации, но загадка разрешилась самым неожиданным образом.

Убитых саудовских солдат стаскивали в морг госпиталя, расположенного рядом с мечетью, где их тела забирали и передавали родственникам командиры соответствующих подразделений. На один труп в течение нескольких дней никто не претендовал. Некоторые офицеры, увидев красную родинку на правой щеке – признак Махди, немедленно решили проверить свою догадку. Труп показали некоторым из пленных, и те подтвердили: действительно, речь идет о Мухаммеде Абдулле. Позднее, когда были захвачены в плен его старший брат Саид (читавший декларацию у Кааба) и несовершеннолетний брат Салем, их заставили опознать Мухаммеда Абдуллу перед объективами камер саудовского ТВ. Тело находилось лишь в начальной стадии разложения. Это означало, что Мухаммед Абдулла продолжал свой джихад еще несколько дней после того, как ему оторвало ноги.

26 ноября саудовские солдаты попытались прорваться внутрь Кабу на М-113 – по подземной дороге, построенной для нужд компании бин Ладена, которую ранее использовала Джахайман. Первый бронетранспортер столкнулся с заминированным пикапом, блокировавшим въезд. Экипаж ретировался через задний люк. Каждый солдат получил от мятежников минимум по одной пуле.

Мятежникам удалось блокировать еще два или три броневика, засовывая им между гусениц толстые ковры и бросая горящие ковры на люки, в попытке заморить экипаж угарным дымом.

К 28 ноября поверхность вокруг Кааба была очищена от трупов и следов битвы, сделаны фотографии, опубликованные в саудовских газетах. Они стали первым доказательством того, что после недели лжи правительство приблизилось к установлению контроля над мечетью. Тем не менее, вероятность того, что мятежники в любой момент могут прорваться наружу была очень высока, и Мечеть продолжала оставаться зоной боевых действий.

Командующий операцией по освобождению Великой Мечети от мятежников Джахаймана, принц Турки, понимал, что необходимо действовать, и действовать быстро. Госпитали королевства были переполнены, не хватало крови для переливания, и потери достигли критически опасного уровня. Принцам была необходима иностранная военная помощь, но эта помощь должна была быть абсолютным секретом.

Иранские аятоллы из Тегерана дразнили Саудовскую Аравию, Марокко и Бахрейн, называя их “пустышками”, марионетками Запада. Советское агентство ТАСС распространило информацию о том, что в Дхахране уже приземлились самолеты с американскими коммандос (коммандос там действительно были, но еще до кризиса в Мекке, и с этой драмой никак связаны не были).

Казалось бы, саудовцы должны были в первую очередь обратиться за помощью к соседней Иордании. Иорданское королевство, несмотря на свою бедность, имело в своем распоряжении несколько первоклассных боевых подразделений, натренированных британцами и превосходно показавшими себя во время гражданской войны с палестинскими террористами Ясира Арафата всего за несколько лет до описываемых здесь событий. Иорданские инструкторы тренировали саудовский спецназ. Иорданцы – мусульмане-сунниты, а это значит, что они без всяких проблем могли заняться выкуриванием из Великой Мечети еретиков Джахаймана.

Король Иордании Хуссейн предложил королю Халеду “любую помощь”. Элитное подразделение иорданских коммандос во главе с офицером-черкесом Тахсином Шордомом ожидало посадки в военном аэропорту и вылета в Мекку.

Клан Сауд отказался от помощи Иордании, и по очевидным причинам. В 1924 году отец короля Халеда, Абдуль-Азиз, силой оружия изгнал из Мекки ее наследственного правителя, короля Хиджаза , пра-прадеда короля Хуссейна. Просить о помощи Хашимитов в этот критический момент было непереносимым унижением для всей саудовской верхушки. Кроме того, саудовские принцы подозревали, и не без оснований, что хашимитские амбиции относительно Мекки не умерли, и что Хуссейн может воспользоваться создавшейся ситуацией, если сочтет это возможным. Клан Сауд также хорошо осознавал, что иорданцы в качестве “освободителей Кааба” превратятся в опасных конкурентов – и на их собственной территории, в Хиджазе, где еще были живы люди, помнившие хашимитское правление.

Внимание принцев неизбежно обратилось к Западу. Западные страны, в отличие от арабских братьев, не претендовали на спорные территории, и не собирались подрывать статус Саудовской Аравии в качестве единственного попечителя мусульманских святынь.

Наиболее важным союзником Саудов на Западе была Америка, но Америка допустила несколько непростительных ошибок. Американцы, сложив руки и утешая себя длинными тирадами о “правах человека”, позволили аятоллам уничтожить шахский режим в Иране, и для Саудов это было зловещим примером. Кроме того, несколько утечек из ЦРУ свидетельствовали о том, что американцы разучились хранить секреты, и в случае с Меккой это грозило Саудам катастрофой.

27 ноября саудовское министерство обороны потребовало у американцев “мощный наступательный слезоточивый газ”. Как раз нечто подобное хранилось на американских военных складах в Таифе – для тренировки саудовских солдат. Газ и агент ЦРУ, быстренько обращенный в ислам, были тут же переброшены в Мекку. Поскольку участие американского военного персонала в подобного рода операциях требовало личной санкции Картера, шпионскую миссию в официальных документах описывали как “чисто информационную”.

Эксперимент с химическим оружием закончился фиаско. Мятежники завязывали себе лица смоченными водой тряпками, блокировали проходы и щели в дверях старыми матрасами и картоном. При планировании операции не было учтено, что представленный американцами газ имеет тенденцию подниматься вверх. Клубы слезоточивого газа скоро заволокли галереи мечети и площадь перед Кааба. Жертвами газа, само собой разумеется, снова стали многострадальные саудовские солдаты. Только хорошо тренированные вояки умели правильно пользоваться противогазами. Более того, многие из членов национальной гвардии отрастили ужасной длины и густоты бороды, на которые противогаз натянуть невозможно. Облака газа ветер медленно унес на соседние кварталы Мекки, где властям пришлось спешно эвакуировать население.

В этот период, в отличие от наших дней, у Франции еще сохранялся ореол молниеносности и безжалостности, в случае необходимости защиты интересов “свободного мира”. Консервативное правительство президента Жискар д’Эстена с недоумением и отвращением взирало на деяния Картера на Ближнем Востоке. Глава французской службы внешней разведки (SDECE), граф Александр де Маренч, на протяжении длительного времени пестовал саудовских принцев. Махинации графа принесли свои плоды – к концу 70-х Франция превратилась в одного из главных поставщиков оружия для Саудов, а также активно обучала элитные подразделения саудовской армии на базе в окрестностях Тулони.

Принц Турки был знаком с графом с 1974 года, и всегда был рад его кампании. Принц и граф создали мощный подпольный альянс разведок про-западных мусульманских государств, в которой, кроме SDECE и директората обшей разведки Саудовской Аравии, входили разведки Марокко, Египта, и, до исламской революции, Ирана. Организация называлась Сафари Клаб. Именно Сафари Клаб, до директивы Картера и до начала тайной войны ЦРУ, начал переброску оружия и денег муджахеддинам в Афганистане – в апреле 1978 года.

На этом фоне не было ничего сверхъестественного в том, что принц Турки позвонил графу Маренчу и попросил о помощи. Граф немедленно уведомил принца о том, что он и возглавляемая им шпионская машина находятся полностью в распоряжении Саудов. В то же время, наблюдая за серией погромов американских учреждений по всему исламскому миру – и это после неподтвержденных слухов об американском участии в Мекке, граф предложил послать в Саудовскую Аравию несколько сотен натасканных французами марокканских десантников. Графу вежливо отказали – по той же причине, по которой отказали Хашимитам. Сауды не хотели быть обязанными никому в исламском мире.

После специального обращения Жискар д’Эстена к королю Халеду, в котором французский президент свое возмущение осквернением главной святыни ислама, и предлагал любую помощь, между французскими и садуовскими военными был установлен прямой канал связи, в обход официальных дипломатических каналов. О происходящем не знали ни французский МИД, ни посол Франции в Джедде.

Французы понимали, что о прямом военном вмешательстве в Мекке не может быть и речи – даже принадлежность хваленого Иностранного Легиона скрыть не удалось бы, а речь шла о жизни и смерти саудовской монархии. Французы, однако, имели в своем распоряжении козырную карту – Groupe d’Intervention de la Gendarmerie Nationale. Полицейский спецназ был создан по следам мюнхенской трагедии 1972 года, когда во время Олимпиады палестинские террористы захватили и убили израильских атлетов. Группа прославилась освобождением автобуса с французскими детьми в Джибути в 1976. Тогда террористов удалось убедить покушать бутербродов со снотворным. Террористов перестреляли, почти всех детей спасли.

Командовать саудовской миссией был назначен капитан Поль Баррил. Ему в помощь дали прапорщика Игнас Водески – сына польского шахтера и специалиста-подрывника Кристиана Ламберта. Командир GIGN, капитан Кристиан Прото, остался на базе близ Парижа. Он более всего боялся не самой миссии, а того, что если дело пойдет наперекосяк, Франция бросит своих сынов в Мекке. Прото надеялся, что пребывание близ центров власти станет гарантией возвращения его людей.

Перед вылетом Баррил был вызван к министру обороны Франции Иву Бурже. Глядя ему в глаза министр сказал: “Надо вытурить несколько крыс из грота. Покидаете гранаты, и дело с концом. Детская игра”. Баррил вежливо согласился, хотя и понимал, что в реальности все выглядит совершенно не так.

Прото и Баррил уже составили, в общих чертах, план того, что нужно предпринять. Они собирались воспользоваться химическим веществом, известным под названием dichlorobenzylidene-malononitrile (CB) – в концентрированной, измельченной в пудру форме. В 2002 российский спецназ использовал одну из разновидностей CB при штурме театра Норд-Ост в Москве. Вещество затрудняет дыхание и резко снижает агрессивность. Обычные смеси, использовавшиеся для разгона толпы, были несмертельны. Баррил, однако, подсчитал, что 0,3 миллиграмм на кубометр закрытого пространства будет достаточным для того, чтобы убить человека. Французская пудра содержала практически 100% действующего вещества – по сравнению с 30% в стандартных полицейских смесях.

29 ноября французская команда прибыла на военную базу в Таифе. Здесь она должна была инструктировать саудовских офицеров и разработать с ними план захвата подземелий Кабу. Уже после первой встречи с саудовскими офицерами Баррил осознал, что ему потребуется гораздо больше оборудования и CB, чем он привез. Саудовские офицеры выглядели плохо и не проявляли никакого энтузиазма в связи с возможным возвращением в адские подземелья Великой Мечети. Французы также поняли, что у саудовцев нет никакого представления о тактике ведения боя, об отвлекающих маневрах и т.п. Все, что саудовцы делали до начала декабря сводилась к фронтальным атакам с безумными потерями.

Баррил позвонил Прото и передал ему список необходимого ему военного снаряжения: бронежилеты, гранаты, снайперские винтовки, полевые радиостанции, приборы ночного видения и одну тонну CB. Капитан думал сначала, что он ослышался. Такого количества хватило бы на то, чтобы отравить целый город, и это превосходило весь имевшийся в наличии французский запас.

2 декабря в Саудовской Аравии приземлился реактивный самолет Caravelle. На борту было 300 кг CB, современные противогазы, 150 бронежилетов, распылители газа. Одну тонну отравляющего вещества прислать не удалось – французы отдали весь свой национальный запас.

Капитан Баррил утверждает, что, несмотря на категорический запрет президента Франции, ему удалось проскользнуть в Мекку накануне решительного сражения и осмотреть поле боя. Некоторые американские пилоты подтверждают эту версию, но и Водески, и Ламберт опровергают.

С раннего утра 3 декабря команды пакистанских и турецких рабочих начали просверливать отверстия по периметру лабиринта великой мечети. Отверстия должны были быть достаточно велики для того, чтобы можно было бросить в них канистру с CB, но в то же время не настолько, чтобы дать возможность воспользоваться ими в качестве люка и выходного отверстия. Боевики Джахаймана, не долго думая, стали стрелять в эти дыры. Несколько рабочих были убиты.

Саудовские солдаты, наряженные в французские противогазы и костюмы химзащиты, начали одновременно забрасывать эти дыры канистрами с CB, к которым были присоединены взрывчатые вещества. Для добавочного эффекта саудовцы после этого еще раз применили американский слезоточивый газ.

Боевики Джахаймана были одновременно нейтрализованы по всему периметру обороны. Главный саудовский удар пришелся по баррикаде, защищавшей вход в лабиринт под Вратами Мира и в направлении галереи Марва-Суфа. Спустившись вниз, саудовские солдаты стали быстро продвигаться в направлении Ворот Умра, и затем в южном направлении – к Воротам Короля Абдуль-Азиза. Менее многочисленное подразделение начало прочесывать лабиринт в обратном направлении – от ворот Сафа к воротам Джийяд. Около сотни солдат, вооруженных распылителями CB, посыпали порошок во все закоулки лабиринта. После этого в ход шли гранаты, после них – автоматические винтовки. Любой человек, найденный живым в подземелье, передавался двум арестным командам, которые вытаскивали его наружу.

Джахайман и горстка его сторонников ретировались в недра Кабу, бросив раненых, заложников, женщин и детей. Многие из заложников не ели на протяжении нескольких дней, многие не получали даже воды и были вынуждены пить собственную мочу. Саудовским солдатам был дан приказ предоставить каждому, найденному в подземелье шанс сдаться. На деле Кабу превратилась в зону ничем не ограниченной пальбы – солдаты не хотели брать на себя никакого риска.

Боевики Джахаймана, оправившись от первоначального шока, оказали яростное сопротивление. На нижних этажах лабиринта высота проходов составлял не более 90см, и в некоторых местах они частично были залиты водой. Согнувшись в три погибели, в противогазах, в клубах дыма и газа, саудовские солдаты брели навстречу неизвестному и вполне возможной внезапной смерти. Лишь через 18 часов после начала операции два саудовских отряда соединились под Воротами Короля Абдуль-Азиза. Прошло ровно две недели с начала восстания в Мекке. Было раннее утро 4 декабря 1979 года.

К вечеру этого дня зачистка Кабу была завершена. Оставалась лишь одна непроверенная комната с железной дверью. Капитан Абу Султан велел взорвать ее. Ворвавшись внутрь, солдаты увидели около десятка покрытых копотью, кровью, и собственной рвотой оглушенных взрывом мятежников. Среди них был Джахайман. Его тайно эвакуировали в машине скорой помощи. Абу Султан боялся, что Джахаймана линчуют находившиеся в мечети солдаты, потерявшие в боях десятки друзей.

По официальным саудовским данных, в боях за мечеть погибли 127 солдат, 117 мятежников и “несколько десятков паломников”. Истинные цифры наверняка гораздо выше, но их не знает никто. По Мекке долгое время ползали слухи о том, что в мечети погибли более 4 тысяч человек. В любом случае, по авторитету королевства был нанесен сильнейший удар. Главная святыня ислама была осквернена – самими мусульманами. Ничто не могло остаться прежним – ни Саудовская Аравия , ни мир. И все действительно, изменилось – скоро и навсегда.

Источник